После окончания Великой Токийской войны минуло два года. Единая некогда страна распалась на префектуры. каждая из которых обрела суверенитет. Новообразованные государства выбрали собственную уникальную символику и занялись восстановлением инфраструктуры. Однако... благостный покой новой эры был нарушен семенами, взращенными на почве Великой Токийской войны.
НАВИГАЦИЯ
АДМИНИСТРАЦИЯ
Atarashi Miruku
администратор
отвечает за мониторинг эпизодов, не связанных с политикой и хитрыми планами, и сюжетку
Kamigori Shojo
гейм-мастер
отвечает за мониторинг политических эпизодов и проверку анкет
Tachibana Rio
тамада
отвечает за мониторинг остальных эпизодов и за создание квестов
ЛУЧШИЙ ИГРОК & АКТИВИСТЫ
Atarashi Miruku — 8 постов за неделю Fujiwara Hitomi — 8 постов за неделю Saito Sen — 7 постов за неделю Tachibana Rio — 5 постов за неделю
Долго искать Такеши и Рео девушке не пришлось, тем более, что архитектор к ее неудовольствию признал в ней бывшего ликвидатора. Своими оперативными псевдонимами она уже почти два года как не пользовалась, и называли ее так только те, кто был либо хорошо с ней знаком, либо знал ее исключительно по былым «заслугам». В довершении ко всему проверяемый объект вдруг направил на нее пистолет.
- И я рада Вас приветствовать, Рео-сан. Я то не против, а вот Такеши-сан, видимо, немного на солнышке перегрелся. Читать далее...

DIAMOND IS UNBREAKABLE

Объявление

ЗАКРЫТО
» 01/02/2016
Перекличка завершена. Квесты и акции подчищены.
» 25/01/2016
ПЕРЕКЛИЧКА дополнена новым условием для тех, кто сейчас занят. Вам нужно отписаться в теме отсутствий, а затем скинуть пост на ваше сообщение оттуда в перекличку. Для тех, кто беспокоится по поводу того, что они до сих пор не отписались там, хотя хотят остаться - не волнуйтесь, впереди еще целая неделя, а если и ее не хватит, то мы разберемся в конце переклички. ~
» 24/01/2016
Время перемен! Мы наконец-то вернулись из январской спячки и благодарим тех, кто остался с нами в этот период! ~ Прежде всего уточним, что у нас проходит ПЕРЕКЛИЧКА с сегодняшнего числа по первое февраля. Условия переклички описаны в теме. Так же у нас немного изменился дизайн, надеемся, что вам понравится. Вопрос с личными делами будет решен после ее окончания (или на этой неделе), но скорее всего мы скоро создадим отдельный подфорум, где каждый сможет свободно создавать себе личную тему. Также у нас открылось два турнира, спешите записаться в них! Порадуйте Куухимэ и Хитоми! ТАКЖЕ в описание лунных алмазов было добавлено ограничение на три камня - больше них получить уже не получится, ношение четырех и больше приведет к печальным последствиям. На этом, пожалуй, все. Спасибо что остаетесь с нами!
» 14/01/2016
До конца января ролевая уходит в спящий режим. Still alive!
» 22/12/2015
Введение личных дел находится в стадии введения, а администрация в лице Атараши просит прощения за застой и обещает, что начнет действовать к пятнице. Ролевые ролевыми, а экзамены подкрадываются незаметно и кусаются очень больно!
» 01/12/2015
Опрос о введении личных дел. Помоги решить судьбу!
» 25/11/2015
Игра официально открыта. Уже готовятся начальные сюжетные квесты и турниры. Большое спасибо Куухимэ за проявление инициативы и помощь с идеями! Тем временем, у нас набралось довольно много персонажей вне фракций, так что если вы хотите сделать такого же, то поторопитесь - скоро их набор закроется! ~
» 17/11/2015
Ура! Мы открылись! Тут могла быть еще какая-нибудь новость, но пока что мы свежие и горячие, словно пирожочки, только что вынутые из печки. Стоит учесть, что игра начинается с первого апреля 2021 года.
Fate/Somber Reign ONEPUNCHMAN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DIAMOND IS UNBREAKABLE » ADVENTURE TIME » 14/04/2021 | Bonfire Night


14/04/2021 | Bonfire Night

Сообщений 1 страница 28 из 28

1


время действия: 14 апреля, вечер;

участники: Тенсай Куухиме, Канаме Исами, Фудживара Хитоми, разнообразный народ от ГМ;

место действия: Пентхауз небоскрёба Соримачи в Сайтаме, центре одноимённой префектуры.

описание: Такаши Соримачи, он же Киллер Зеро - один из самых опасных и богатых людей в Японии, ныне отошедший на заслуженную пенсию. Его пентхауз - общепризнанная нейтральная территория, встречаться на которой могут только обладающие значительным богатством сёгуны или пользующиеся расположением хозяина люди. Ничего удивительного в том, что именно это место было выбрано Фудживарой, Куухиме и Канаме как подходящее для настоящего пира царей.
И ничего удивительного, что именно сегодня нейтральная территория перестанет быть таковой.

ГМ вмешается внезапно через несколько кругов игры. До этого момента игроки отыгрывают без него.

2

Сёгун префектуры Хоккайдо, одна из сильнейших, если не сильнейшая, сидела в своем кресле и изучала рукописный документ. Такого рода бумаги относились к второстепенным по важности, но девушка могла позволить себе их изучить ибо более важных дел не было. А в документе был отчет по исследованию кристалла и поиска новых возможностей его использования. Ученые предполагали, что такую вещь можно будет использовать в качестве альтернативного компактного источника энергии. Из-за его прочности и порой мощных даваемых способностей было принято решение взять большую выборку лунных камней и провести тесты на них. В отчете не упоминались технические детали, лишь говорилось, что все кристаллы дают примерно одинаковый результат на тестах. Кроме того, ученым удалось извлечь немного энергии из них. Пока это было ничтожно малое значение, но таков был первый шаг в развитии. Если всё так и будет продоложаться, то скоро Хоккайдо по техническому уровню сможет обогнать Вакаяму. Улыбнувшись, лазурноволосая отложила документ в сторону.
Коль дела идут так хорошо, то почему бы не проведать старых знакомых?
Куухимэ вспомнила одного адмирала, с которого она когда-то смогла взять достаточно, взамен почти ничего не потеряв. При этом тот не выглядел обиженным. Да, важно правильно воспользоваться чувствами других людей, чтобы получить желаемое. Впрочем, это не означало, что на этом стоило прекратить общение, о нет. Важным в политике, дипломатии и интригах было постоянно заявлять о себе. Поэтому Куухимэ взяла лист бумаги и написала на нем:
О, дорогой адмирал! Коль время смуты прошло и крепкость наших уз доказана, то почему же не возрадоваться нам им? Не изволите ли полюбоваться Луной вместе в...
Тут Принцесса Пустоты задумалась. С одной стороны, приглашать к себе домой адмирала не стоило. Помимо некоторых своих секретов рядом находилась еще и одна из тех самых "белых" шинсенгуми, которых Канами так недолюбливал. С другой стороны, ехать к нему в префектуру тоже не было выходом, потому что такого рода визиты должны сопровождаться внушительной свитой. Вряд ли Исами позволил бы целой армии войти к себе домой. А если не брать армию, то это будет больше похоже на то, что сёгун Хоккайдо идет на поклон сёгуну Шиманэ. Это категорически не устраивало Куухимэ. Поэтому оставался лишь один выход - нейтральная территория. Постучав легонько кистью по подбородку, Принцесса Пустоты выбирала территорию. В голове варианты мелькали один за других, пока не пришло озарение. Провинция Сайтама! Из небоскреба Соримачи должен открываться отличный вид. Идеальное место для цукими. Дойдя до этой мысли, девушка продолжила писать.
...в пентхаузе господина Соримаче, который живет в Сайтаме? Жду Вас в традиционной одежде, если это воззможно.
Закончив писать, девушка еще задумалась.
Но все же, если мы будем вдвоем, это будет слишком подозрительно.
Когда Куухимэ думала "вдвоем", она, конечно, не учитывала свиту, что прибудет вместе с ней.
Надо бы еще кого-то пригласить. Но вот кто бы еще согласился посмотреть на Луну?
Опять калейдоскоп вариантов, на этот раз состоявший из лиц. Принцесса Пустоты остановилась на сёгуне Киото как представителе одной из самых традиционалистических провинций Японии, но затем отмахнулась от этой мысли. Имагава не выглядел тем, кто интересуется культурой. А вот его заместитель вроде бы была жестким поборником традиций. Её и стоило пригласить. Взяв второй лист бумаги, лазурноволосая макнула кисть в чернильницу и написала:
Уважаемая Фудживара Хитоми. Мы не знакомы лично, но я слышала о Вас много хорошего. В этом месяце цветущей сакуры Луна особенно красива. Не изволите ли Вы составить мне компанию для любованию ею, той, что принесла в нашу страну столь удивительные перемены? Предлагаю заняться сием благородным делом на крыше дома госпоина Соримачи.
Позвав прислугу, Куухимэ велела отправить два этих послания адресатам. Да, Принцесса Пустоты предпочитала бумажные письма современным электронным...

Отредактировано Tensai Kuuhime (2015-11-29 19:44:22)

3

Куухиме мастер дел подковёрных, Канаме мастер дел надковёрных. Неплохой симбиоз. Жаль на разных концах многострадального архипелага. Но то и к лучшему, пока дотянуться, так и страну соберут нечаянно, ну так, совсем случайно, мимоходом. Письмо было приятным сюрпризом, правда, адмирал не шибко жаловал эту созерцательность и медлительность японской культуры. Выросший в Европе он привык жить быстрее, жёстче, но отдых нужен был всегда, поэтому адмирал с радостью согласился, осталось лишь перепоручить дела деткам да заместителям. Рассредоточив посты и обязанности, Имами взял лишь самый необходимый минимум, десять человек в полной экипировке, и ещё десять в резерве, все исправно снабжённые щитами, и тяжёлым вооружением, не пристало аж сёгуну ходить в одно лицо, тем более самой милитаризированной префектуры. можно было по суше, но это долго, поэтому часть пути прошли на зафрахтованном боте. Пришлось, правда, высаживаться в Токио, и идти через эту префектуру, но в итоге, убедив, что никто ни на кого не нападает, и вообще всех тут вердаммт уже за несколько дней предупредить должны были, Шиманская дивизия, простите, делегация, пришла в пункт назначения. Гвардейцы по большей части остались внизу, да и куда там пропихнётся, например, здоровый мех вдвое выше человека. Ползком разве что. Хотя пара гвардейцев всё-же ошивались на входе просто на всякий случай, по полной изображая безделье, потягивая из банок через трубочку что-то. Судя по надписи на банке там было пиво, причём не из слабеньких, с яблочным ароматом, на деле там был яблочный сок смешанный с какими-то добавками, стимулирующими внимание.
- Надеюсь я не заставил вас ждать, фрау Тенсай? -  удостоверился больше для проформы Адмирал. К несчастью, классических япономатерных костюмов в его гардеробе не было, да и при его росте на полметра выше среднего японца подобрать было сложно, поэтому на нём был парадный адмиральский мундир. Естественно, к мундиру полагалась его шпага, демонстративно завязанная даже не шнурком, а стальной проволокой. В прочем, адмирал был бы не адмирал, если бы не предусмотрел всё, и в шпаге была хитрость, из-за которой её обнажить можно было без глобальных задержек, но зачем об этом знать посторонним? Да незачем, в прочем, Куухиме наверняка догадывалась, что Канаме перестраховался по десять-пятнадцать раз даже на такое достаточно мирное мероприятие. Лишним доказательством перестраховщика стало то, что он очень уж странно посмотрел на прудик с рыбками, который слегка задрожал, вода была его стихией, и эта вода стала подготовленной.

4

Апрель продолжал радовать сюрпризами. После знакомства с Рио и разговора с лидером «Югао» Верховной Жрице пришло одно весьма неожиданное и не менее любопытное письмо. Никаких звонков, электронной почты, а просто письмо в красивом конверте. Содержание же письма было еще необычнее, чем старомодная форма. Вот уж от кого, а от Принцессы Пустоты Хитоми писем никак не ждала. С этой дамочкой они лично так и не познакомились, хотя Жрица и видела сёгуна Хоккайдо мельком, когда сопровождала своего чудика-сёгуна на подписании Соглашения Двух Башен. Но вот слышала о Тэнсай-сан она много чего, и как раз таки эти слухи больше всего настораживали. Про северную владычицу по Японии слухи ходили не хуже, чем собственно и про саму Верховную Жрицу. Зная, что большая часть того, что говорят про саму Хитоми – редкостный бред, хоть, порой, и основанный на правде, она понимала, что вряд ли хотя бы половина слухов о Тэнсай-сан являются правдой. Но она точно знала об инциденте, когда Принцессы Пустоты во время подписания уже упомянутого Соглашения забрала способность одного недоумка-сёгуна, да и другие свидетельства подобного доходили до ушей Верховной Жрицы. Опять же, не будучи полной дуррой, Хитоми предполагала, что у Тэнсай-сан есть и другие секреты, ведь и о некоторых особенностях способностей самой Жрицы знал лишь очень узкий круг людей. Ведь не обязательно же простым людям знать, что у них копаются в мозгах, например.
В общем, Хитоми предстояло серьезно подумать об этом «любезном приглашении». Понятное дело, что ее явно звали не на Луну любоваться, но то, что встреча будет на небезызвестной «нейтральной территории» говорило о том, что вряд ли Тэнсай-сан прямо планирует что-то против Фудзивары. Первым делом Жрица приказала связаться с храмами Инари в Сайтаме. Возглавлять культ богини, чьи храмы были самыми распространенными в Японии – дело полезное, а потому вскоре Хитоми получила уведомление, что пентхауз Соримачи-сана действительно «забронирован» на вечер-ночь четырнадцатого числа и «ее святейшество Фудзивару-сама там ждут». Хорошо все-таки быть «святой». Точных данных о том, кто именно «забронировал», получить было уже сложнее, но и такой информации было достаточно для начала.
Но вот дальше начались проблемы. Сначала с подачи сёгуна девушке пришлось отправиться в соседнюю префектуру Хёго (если бы она знала, что за вакханалия там будет, то послала бы всех так далеко, насколько ей бы позволило воспитание). Так что на встречу с Тэнсай-сан ей пришлось отправляться не заезжая в Киото. Со своим эскортом она встретилась только на территории префектуры Осака, и, если бы ей изначально не было бы по пути с Атараши-сан, то с местными властями могли быть проблемы, все-таки Небесный Дракон давно уже зуб точит на Хитоми. Благодаря Атараши-сан, все обошлось и конфликта удалось избежать, но все равно время было потрачено, так что в подобающий внешний вид себя пришлось приводить в дороге, не заезжая куда-то.
В итоге, когда кортеж Жрицы прибыл к месту назначения, перед входом в здание были уже какие-то люди. Нехитрого прощупывания образов в головах неизвестных хватило, чтобы понять, что они принадлежат к трем группам. Персонал Соримачи-сана, люди Тэнсай-сан, а так же, если она что-то смыслила в геральдике, форме и прочих подобных вещах, люди из префектуры Симанэ. Тем более боевые мехи были тому подтверждением. Это стало неожиданностью, так как Канаме-сана она тут увидеть не ожидала. Лично, опять же, она не была знакома с «последним адмиралом», но такая незаурядная личность не могла не привлекать внимания Жрицы, которая в некотором роде тоже была «отголоском» старой элиты. Возможно, отец Хитоми даже знал этого человека, все-таки он сопровождал Его величество наследного принца Нарухито практически на всех официальных мероприятиях, а значит и с военными пересекался. Но волновало девушку не это, а что же такого замышляет Тэнсай-сан, раз тут уже собралось два сёгуна, и не какая-то шушера. Так же Жрица немного напряглась из-за того, что взяла с собой только небольшой эскорт из личной охраны и храмовых служащих, всего лишь пять машин, не считая ее лимузина. У нее, конечно, еще были местные служители храмов Инари, но они не представляли серьезной силы, а потому им было изначально приказано находится в отдалении от места встречи и просто следить, на случай если какие-то потенциально опасные для Хитоми силы будут приближаться к зданию.
Один из слуг открыл девушке дверь автомобиля. Так как она не успела заехать на службу в главный местный храм, а потому на паланкине явится, как и положено, у нее не было возможности. Отдав ментальный приказ охране и слугам оставаться снаружи, Хитоми в сопровождении двух молодых мико, входивших на самом деле в круг ее основных телохранителей, вышла из машины и направилась внутрь, даже не глядя на людей из других префектур. Все-таки она должна поддерживать образ, а «посмотреть» можно и не только глазами.
- Подождите здесь, - коротко сказала Жрица, когда они поднялись на нужный этаж.
- Вы уверены, госпожа, - уточнила одна из мико.
- Да, - в той же отрешенной манере ответила Хитоми, после добавив, намекая на стоявших у двери бойцов из Симанэ. – Разрешаю болтать с мальчиками.
- Спасибо, Фудзивара-сама, а то с Рисой всегда скучно, - весело отозвалась одна из сопровождения, что резко контрастировало с холодной и «неживой» речью Верховной Жрицы.
Оставив девушек с людьми Канаме, Хитоми вошла в помещение. Сёгуны уже были там.
- Добрый вечер, Тэнсай-сан и Канаме-сан. Надеюсь, я не сильно задержалась? – произнесла Жрица, одарив каждого из властителей провинций небольшим поклоном, все-таки не пристало ей по статусу и происхождению сильно спину гнуть перед кем бы то ни было кроме Императорского дома. Про традиционную одежду в письме для Хитоми Принцесса Пустоты ничего не говорила, но девушка и так облачилась в свое парадное красное с золотыми узорами кимоно, как и подобает на официальных визитах.
Вообще, во внешности Тэнсай-сан ей очень понравился тот факт, что за последнее время она была первой встреченной, чей рост не сильно контрастировал с невысокой Хитоми. Чего, конечно, нельзя было сказать про здоровенного адмирала, видимо гайдзинские корни сказывались, и, на фоне Огненной Лисы и Принцессы Пустоты, Ньёрд казался просто великаном.  Агрессии пока она не чувствовала в мыслях сёгунов, но все равно не останавливала «мониторинг» настроя этих важных господ, на случай если кто-то из них решит что-то нехорошее совершить в ее сторону.

Отредактировано Fujiwara Hitomi (2015-12-02 12:57:50)

5

И почему сёгуну самой богатой провинции Японии приходится всё узнавать через своих агентов? Никто из приглашенных не удосужился даже ответить и владычица северного острова узнала о их согласии только благодаря тому, что те официально заявили о своем перемещении. И если со стороны адмирала такое еще было простительно - всё-таки он не очень был похож на японца, то вот от госпожи Фудживары Куухимэ такого подвоха не ждала. Любезности в общении были одним из основополагающих принципов поведения в светском обществе. Подобное игнорирование можно было бы расценить как оскорбление и поэтому девушка решила спросить по приезду причину отсутствия каких-либо уведомлений. А тем временем пришла пора собираться. Как-никак, она всё же приглашала и невежливо было бы виновнице веселья опаздывать. Для начала Принцесса Пустоты позвонила господину Соримачи, дабы уведомить, что четырнадцатого апреля вечером соберутся трое очень влиятельные личности. То ли репутация владычицы Хоккайдо была достаточно хороша, чтобы ей возражали, то ли просто никто не планировал в этот день что-то делать, но дом был свободен. В последнее время пока всё шло замечательно. Праздник Ханамацури прошел достаточно спокойно и интересно, во время него лазурноволосая познакомилась с интересной личностью, которая вдохновила сёгуна на новые творения. Конечно, Куухимэ сочиняет подобное ради себя, а не на широкую публику, но это не мешало настроению резко вскочить вверх. Также в дружине произошло довольно серьезное пополнение. Обезвредивший роботов наполовину зверь очень был бы кстати, учитывая тот факт, что официально вооружение Хоккайдо производить не имело право и Вакаяме надо было как-то противостоять. Нет, конечно, раз за разом обнаруживались новые Ронины, которых "сделали до соглашения", но этого было мало. Во время подписания Соглашения было слишком шумно и даже заметив такую возмутительную строчку, даже Принцесса Пустоты не смогла ничего сделать. Зато стало ясно насчет инициаторов. Получение такого неоспоримого преимущества одной стороной явно указывало на текущего кукловода. Куухимэ не нравился тот факт, что ею пытаются управлять. Она сама хотела заправлять всем, но, увы, опоздала и уже пришлось довольствоваться раздачей остатков пиршества. Это уже было достаточно оскорбительным. Но вслух заявлять об этом было бы верхом глупости, особенно когда ухватившие самый лакомый кусок были рядом. Поэтому Принцесса Пустоты сделала вид, что довольна сложившейся ситуацией. Действительно, на остров больше нападений не было. Можно было восстановить то, что разрушено, не опасаясь вторжения с юга. Иные страны не высказывали никакого интереса, что было очень странно. Сама Тэнсай постаралась бы выведать всё, узнай, что особые способности появились в другом месте. А тут было полное безразличие, лишь полностью изолировали Страну Восходящего Солнца. Конечно, Куухимэ понимала, что блокада таки не полная и истинные победители в войне имеют связи с внешним миром. Поэтому девушка решила сравняться с ними и подвинуть их с трона. Все передовые исследования велись скрытно, так, чтобы ни вакаямцы, ни шинсенгуми не знали про них. Но пока инцидентов не происходила, так что можно было расслабиться. Предстояло выбираться за пределы своего острова и заручиться поддержкой кого-то, кроме как последних докатастрофных вооруженных сил. Кроме того, Принцесса Пустоты была уверена, что на Вакаяму пока повлиять ей не удастся никак, поэтому надо было готовиться к длительным интригам. Всё же если такая развитая префектура присягнет ей на верность, то это поспособствует общему плану. Но для этого требовалось неоднозначное событие. Надо было либо напугать их своей мощью, либо же оказать настолько неоценимую услугу, что они были бы вынуждены стать вассалом Хоккайдо. Для этого Куухимэ думала воспользоваться нелюбовью сёгуна Миэ к своим южным соседям и дать ему даже ресурсов для войны, а потом в нужный момент прийти на выручку, заодно и расширив свое влияние на провинцию бывших ниндзя. А насчет первого способа хоккайдцы сейчас усиленно изучали кристаллы и, судя по докладам, вполне успешно.
А пока, как говорилось раньше, предстояло заручиться поддержкой других влиятельных сил. Если твое имя на слуху, значит, ты что-то значишь в этом мире. Про Киотскую Жрицу ходили самые разнообразные слухи, примерно того же уровня, что и про повелительницу севера. Кроме того, она должна была быть такой же традиционалисткой, как и сама Принцесса Пустоты, что помогло бы найти общий язык. А любование Луной... Ну, это было приятным дополнением. Тем не менее, дополнение было очень важным, поэтому сёгун основательно подготовилась к нему. Поскольку она будет общаться с другими владыками провинций, то надо было подобрать подходящее угощение. Для цукими было отобрано лучшее сакэ, как и два года назад во время путешествия в Токио на подписание этих договоренностей. Кроме того, были заказаны угощения из Айчи от лучших местных поваров. Вагаши, мочи, шируко, тайяки - всё это должны были подать в свежем виде. А вот основные блюда было решено не подавать, так как планировался не банкет, а скорее фуршет. В качестве одежды был выбран обычный повседневный наряд, которым, тем не менее, являлся церемониальным кимоно. Закончив с деталями, Куухимэ приказала подать кортеж с охраной. Танаке было поручено следить за островом. В качестве стражи решено было выделить небольшой отряд воинов на мотоциклах, одного Ронина и отряд лучников, которых везла грузовая машина. Помимо этого, в свите присутствовали различные светские львы, представители различных религий, распорядители церемоний, музыканты и прочие придворные. За пределы острова Принцесса Пустоты выбиралась второй раз за свою жизнь, поэтому свита усердно готовилась, надеясь не оплошать.

***

Через некоторое время понадобилось, чтобы преодолеть пролив и теперь кортеж ехал по территории Аомори. Местный сёгун, который был под влиянием своего северного соседа, решил недавно обрести независимость, заказав в Вакаяме нескольких боевых роботов, но из-за "происков бандитов" лишился их, а также надежды на то, что когда-нибудь сможет выйти из-под контроля Хоккайдо, поэтому дорогу кортежу никто не преграждал и он максимально быстро добрался до границ  префектуры. Маршрут передвижения свиты почти точь в точь совпадал с маршрутом двухлетней давности, только в мелких деталях различался и не подразумевал длительных остановок. Проезжая по знакомым местам, Куухимэ с удивлением отметила, что они почти не изменились. Конечно, разрушения были убраны, но состояние других провинций было пока не самым лучшим. Даже Аомори выглядела гораздо поухоженнее. Хотя, может быть, этому причиной было влияние северного острова, в котором хотели благополучия там, где делают дела. Но это было неважно. За несколько часов кортеж добрался до столицы одноименной префектуры Сайтама и спустя несколько минут прибыл к пункту назначения - повара из Айчи, у которых вот-вот должны были быть готовы сладости и сам владелец особняка господин Соримочи, который, получив плату, отдал гостям в распоряжение свой дом и сам скрылся в недрах здания, дабы не мешать благородным господам и госпожам заниматься своими делами. Охрана высокому красивому зданию, с которого открывался отличный вид не только на город, но и на сумеречное небо. В особняке уже ждали приглашенные кортежа разбилась внутри территории, а Ронин стал на страже ворот. Челядь же заняла внутренние помещения. Столы в пентхаусе были расставлены как подобающе, на один из них было поставлено то самое сакэ и три алых миски для него. Да, его можно было пить только главным гостям. Вскоре появилось сопровождение первого из них. Закованные в броню люди и роботы были явно спутниками адмирала. Как и ожидалось, тот всегда хотел показать, что у него самые вооруженные войска, пусть это было не так. Сам же Канами явился в одежде, которую носил во время той церемонии. Кроме того, адмирал хоть и пытался быть вежливым, но всё же полностью соответствовать требованиям этикета не сумел. Куухимэ, как всегда скрыв лицо за веером, отвесила адмиралу легкий поклон.
- Ой-ой, адмирал, рада видеть Вас на сегодняшнем любовании Луной. Ваше появление было небольшой неожиданностью, ведь Вы так и не ответили на приглашение. И неужели маленький котёнок так и не смог обрасти шерстью?
Последнее предложение было тонко завуалированным намеком на то, что Исами пришел не в том, в чем должен был быть. В свите хоккайдцев прошли шепотки. Как так? Этот великан не может даже понять, что надо ему надевать в нужное время! Какой позор! Тем временем прибыл еще один кортеж, на этот раз с флагами Киото. Прибыла госпожа Фудживара, которая, в отличие от адмирала, оделась подобающе. Тэнсай рассчитывала на то, что жрица Инари понимает в обычаях Японии и поэтому не упоминала о том, что надо надеть традиционную одежду. Поэтому лазурноволосая была рада, что не ошиблась.
- Добро пожаловать на сегодняшнее цукими, госпожа Фудживара. Хоть Вы, как и господин Канами, не ответили о намерении прибыть на него, я рада, что Вы всё-таки нашли время посетить сегодняшнее мероприятие. У вас замечательное кимоно.
Всё-таки в приличном светстком обществе принято было хвалить одежду, которая соотвествовала времени и месту и не была вульгарной. У Хитоми под все эти параметры она подпадала. В тоже время камень в левом "роге" дал информацию о способностях Огненной Лисы. Вечная молодость(теперь была понятна причина столь юного вида реальной главы Киото), контроль пламени и могущественная способность, что по силе будет равна Присутствию Принцессы Пустоты, а то и превзойдет её - усиление возможностей своего мозга вплоть до манипуляции мыслями и сердцами людей.
Ой-ой, не надо читать мои мысли, госпожа Фудживара. Вы ведь знаете, что у девушек могут быть свои особые девичьи секреты. Вам хватит знать того, что я не замышляю против Вас ничего плохого.
Лазурноволосая не обладала телепатией, поэтому ей оставалось надеяться, что послание достигнет своего адресата.  Девушка указала свободной рукой на крышу, как бы приглашая туда.
- Прошу, напитки и закуски уже поданы. Через несколько часов взойдет Луна и мы сможем насладиться ей сполна.
Затем Куухимэ направилась внутрь здания, как бы говоря гостям следовать за ней. Музыканты играли народные мотивы, придворные обсуждали последние сплетни, охрана бдела снаружи. В общем, цукими обещало пройти гладко...

Отредактировано Tensai Kuuhime (2015-12-02 17:43:25)

6

Мысли почти всех Симанцев так или иначе вертелись вокруг обеспечения безопасности, просто на всякий случай, что называется лучше перебдеть. Конечно, рядовой состав мимоходом думал что-то вроде "Клятые буржуи, пируют, а нам опять пахать", половина думали о женщинах, её несколько о мужчинах. Да, женщины вполне себе набирались в дружину на равных, некоторые даже прорываются в гвардию. Каждому по заслугам его. К слову, одна из таких вот суровейших бой-баб стояла на входе, правда из-под бронемаски лица было не видно, но вот отчётливая мысль "А ничего так девочки в храмах, давно я там не была, надо зайти" промелькнула, в прочем, парень тоже оценил эскорт-охрану, правда мысли и прочее были в процессе поклона, не такого как полагается по статусу верховной жрице, но постовым и это не очень-то положено вытворять. Проводив взглядом Хитоми, брат и сестра, стоявшие в дозоре, решили таки, и отцепили маски от шлемов, приветливо махнув руками мико-телохранительницам. И, мягко говоря гвардейцы в их броне, да ещё и при оружии выглядели заметно злобнее, тем более что девушка была обладательницей аж кистеня-шестопёра на манер того, чем гнобил Саурон смертных, пока был во плоти и при колечке.
- Фух, в этих шлемах душновато. Надеюсь адмирал не видит. - Чуть нервно сказал парень, улыбаясь девушкам, когда особо важные особы отошли достаточно далеко

- Я посчитал это почти официальным приглашением. Хотя, кажется я отсылал ответ, я проверю, возраст, знаете ли. Ну а шёрстка, уж простите, я простой слуга народа не самой богатой префектуры, так что у меня всего два комплекта парадного кителя на всё про всё, и те ещё пошитые до падения алмазов, а ещё семерых детей взращивать. Не до роскоши. - ответил адмирал незадолго до появления Хитоми. Достаточно грубовато вышло, но беззлобно, и двояко, ибо вроде как сказано с издёвкой, но если смотреть с иной стороны, он польстил достатку Куухиме. В прочем, Канаме вообще был человек достаточно скромный в отношении себя любимого, а учитывая его партбилет коммуннистической партии, многое вставало на свои места.
- Гутен аб... Простите, добрый вечер. - адмирал чуть склонил голову в сторону жрицы. Человек он был мягко говоря не очень верующий, верил лишь в человеческие силы, вероятности и морскую пучину. И да,  как бы ни старался, Исами был и остаётся тем ещё гайдзином, что в душе, что в глазах окружающих. Тем более, родившись, и прожив половину жизни в Европе и только потом репатриировавшись, не очень-то стоит надеяться на япономатерные замашки, даже если вторая половина прожитого обосновалась в японии. Ну а для телепатии жрицы был наваристый суп из нечитаемых немецких выражений и военной терминологии, которая для девушки была всё равно что чистый двоичный код, написанный без опознавательных знаков разделении на конкретные участки

гвардейцы

https://pp.vk.me/c623627/v623627479/2afe8/azE0DZlOuSI.jpg
https://pp.vk.me/c305/u10835479/105591042/x_813465b2.jpg

7

Мико, переглянувшись и игриво похихикав, помахали в ответ, после чего подошли ближе к «коллегам» из другой префектуры.
- А адмирал вас прямо заставляет ходить во всей это броне? Он у вас такой строгий? – с интересом спросила более болтливая послушница, услышав замечание молодого человека о душных шлемах, после чего представила себя и подругу.  - Кстати, я – Аясэ, а это – Риса. Мы из Киото. Впрочем, думаю, это и так понятно, - девушка залилась звонким смехом, только поддерживая образ милой глуповатой храмовой служительницы.
На фоне закованных в броню воинов Симанэ, вооруженных всякими жутковатыми видами оружия, Аясэ и Риса выглядели совсем уж несерьезно, правда, последняя хотя бы пыталась сохранить серьезный вид. Из оружия у них были только классические кайкэны за поясом, да и те они носили скорее как часть формы, хотя в ограниченном пространстве и в умелых руках это было достаточно опасное оружие. Но основная их сила заключалась в имевшихся у девушек алмазах, которые в паре позволяли довольно эффективно нести свою службу, а так же отсутствие серьезного оружия лишь подчеркивало безобидный образ мико.
***
- Признаю, это было не слишком учтиво с моей стороны, но за последние дни столько всего навалилось, и мне подумалось, что я давала указание слугам отправить ответ. Но, видимо я ошиблась. Надеюсь, это досадное недоразуменье не сильно омрачит нашу встречу, Тэнсай-сан. Все-таки сегодня такой замечательный вечер для цукими и я крайне рада, что получила столь любезное приглашение от Вас, - сделав небольшой формальный поклон в знак извинений, сказала Хитоми, после чего ответила на дежурный комплимент. – Благодарю. Ваше кимоно тоже великолепно, Тэнсай-сан. Сразу видна качественная ткань, а главное работа мастера, - тут Жрица ни капли не лукавила, так как кое-что смыслила в классических японских нарядах и могла отличить настоящее качественное кимоно от какого-нибудь ширпотреба, который в старые времена любили втюхивать глупым гайдзинам, приезжавшим в Страну Восходящего Солнца в качестве туристов. Говорила девушка максимально учтивым голосом, но, как и положено, практически бесстрастным. Даже движения и мимика были крайне сдержанными, но при этом как будто механически отточенными и нескованными.
Даже когда в общем потоке расплывчатых образов в голову Хитоми пришло отчетливое сообщение от Принцессы Пустоты, ни один мускул и даже глаза не выдали удивления Жрицы. Вообще, она сейчас не лезла никому в голову в прямом смысле, и если бы сама Северная властительница целенаправленно не захотела, чтобы ее мысль достигла Хитоми, то она бы потонула общем потоке образов. Впрочем, главным было то, что это указывало на осведомленность Тэнсай-сан о телепатических способностях Жрицы. Об этой части ее способности знал только «ее Ромео» и мать-овощ, а почувствовать телепатическое воздействие, если это не грубое внушение или что-то вроде, было не возможным, иначе в нем бы терялся почти весь смысл. Так что логичным представлялся вариант, что Тэнсай-сан не только может отнимать способности, но и как-то узнавать о способностях других. Так что сейчас, видимо, это было некоего рода предупреждение со стороны коварной Северной владычицы. Что ж, Жрица приняла его к сведению, но теперь-то она точно будет начеку.
Как уже говорилось, она и не лезла в мысли окружавших ее людей, ограничиваясь простым прощупыванием образов и эмоций, которые могли бы выдать враждебные действия в отношении нее, ведь даже бессознательному действию предшествует череда нервных импульсов в мозгу. Правда, после слов Тэнсай-сан девушка еле подавила любопытство и желание покопаться у Принцессы Пустоты в мозгу, тем более во время обмена любезностями у них был достаточный контакт глазами. Но все же Хитоми сдержалась и не стала делать ничего враждебного сама, так как ни со стороны Тэнсай-сан, ни со стороны Канаме-сана никакой враждебности пока не ощущалась. Мужчина так вообще ограничился лишь простым приветствием, чуть не перейдя, почему-то, на немецкий.
Тем временем заиграла приятная народная музыка, и Принцесса Пустоты пригласила Жрицу и Адмирала следовать за ней на крышу, где они и должны были полюбоваться Луной, а так же, видимо, Тэнсай-сан подготовила для них небольшой фуршет. Хитоми последовала за лазурноволосой.
- Вы хорошо подготовились к цукими и выбрали отличное место, Тэнсай-сан. Да и погода благоволит нам сегодня, как я вижу, - благосклонно сказала Жрица, когда они вышли на крышу.

Отредактировано Fujiwara Hitomi (2015-12-08 09:26:20)

8

А тем временем свита Куухимэ продолжала переговариваться между собой. В ней не все были выходцами из Хоккайдо. Достаточно было людей из других префектур. Объяснение было этому одно - они были "тэнгу". Тэнгу это сплетники, мельницы слухов, дарители статуса. Они — слово, дошедшее до неподходящих ушей, они могут сделать жизнь хиро сущим адом из-за совершенного им греха выбора неподходящего галстука или ответа на колкость. Тэнгу не являются официальной группой и никому конкретно не подчиняются, поэтому их не назначают напрямую. Обладатели необходимых навыков часто бывают представителями элитарных социальных слоёв(хотя это условие необязательно), знаменитыми сплетниками, интернет-блоггерами, звёздами,  любителями и светскими львами. Эти мотыльки летят туда, где можно найти блестящих людей, и естественным образом начинают заниматься тем же, чем и раньше. Их не проймешь внешним блеском, они демонстрируют впечатляющее понимание людской природы, и могут похвастаться непогрешимым умением видеть суть сквозь притворство и показуху.
Главная тэнгу может выбрать одного или двух помощников, как правило — в городах со значительным населением. В конце концов, даже лучшая тэнгу вряд ли сможет уследить за событиями, когда сёгуны собираются и в Академии Изящных Искусств, и в местном Хард-Рок Кафе. В крупных столицах префектур, таких как Токио или Саппоро, могут находиться по меньшей мере шестеро людей, считающихся главными тэнгу, в дополнение к 20 с лишним другим, служащим в качестве дополнительных глаз, ушей и источников информации. В относительно небольшом городе эту должность могут занимать до двух тэнгу, хотя то, которая именно из них будет главной — уже другой вопрос (по поводу которого несомненно пойдут бесконечные склоки). В маленьких городках и сельских районах тэнгу обычно полностью отсутствуют, но иногда то тут, то там можно обнаружить человека, царящего на скромной общественной сцене.
Тэнгу интересует не только кто кому что сказал, но также и тонкости этикета современных японцев. Есть правильное поведение и неправильное поведение, и тэнгу заботятся о том, чтобы всё делалось правильно. Кто-нибудь из «расстрельного списка» тэнгу может обнаружить, что его полностью отлучили ото всех крупных общественных сборищ, и не так уж и сложно вызвать подобного рода остракизм. Грубость, неотёсанность, попытки высказаться вне очереди, демонстрация неуважения или вопиющая глупость — всё это может поместить хиро прямо под прицел тэнгу.
Пусть кто-то может презрительно хмыкнуть — мол, неодобрение нескольких «модников» в общем-то мало что значит, тэнгу (и их жертвы) осмелятся с ним не согласиться. В век, когда свежайшие новости почти мгновенно передаются по сети слухов, поражающей воображение, тэнгу одного города могут обеспечить, чтобы их обидчику оказали не самый сердечный приём в любом посещаемом им городе.  Тэнгу нередко привлекают для помощи сёгунам во время визитов других владык префектур. В нынешние дни тэнгу достаточно загружены, занимаясь определением е-мейлов как подходящего способа переписки или правомерностью просьб к сёгуну пройти сквозь детектор металла. Когда тэнгу вступают в бой, они пускают в дело свои языки, настолько острые, что могли бы сверкать. Даже если насмешки не кажутся слишком серьезными, на арене, где остроумие является единственным оружием(скажем, на торжественных встречах), хиро, полагающийся на грубую силу, беспомощен перед нападками тэнгу. Особенно удачную насмешку подхватят и повторят десятки других людей, унижая жертву повсюду, куда бы она ни пошла. Почти так же неприятно пренебрежение, холодный приём со стороны тэнгу и всех, кто дорожит их благосклонностью. Человек, подвергнувшийся подобному остракизму, находится в невыносимом положении — он не может уйти, не выставив себя ещё большим посмешищем, а оставаясь он вызывает новое недовольство и едва слышное хихиканье насмешников.
Пусть подобные действия и кажутся мягкими по сравнению, скажем, с попыткой сжечь противника в огне и хорошей порцией усиленных ударов, стоит помнить о контексте. После подписания ряда соглашений сражения в городах вне турниров крайне ограничены; нельзя ответить на оскорбление, сорвавшись и измочалив своего мучителя, если только не действовать очень, очень осторожно. Хиро, ставший жертвой тэнгу, в буквальном смысле не может нанести ответный удар, не вызвав гнева сёгуна, его или её заместителя и иногда даже шинсенгуми — целого сонма врагов, способных быстро превратить одинокого обидчика в прах. Социальная война пусть и отходит на второй план, но всё же играет важную роль, и тут тэнгу всех превосходят числом и вооружением. Иметь таких полезных союзников было крайне важно для любого дальновидного политика и Принцесса Пустоты пользовалась их услугами, дабы мягко устранить ненужных поклонников или кого-то, кто обитал вне её префектуры, либо же для поднятия своего имиджа. До сих пор слухи о её сильнейшей способности не имели много общего. Некоторые говорили, что Тэнсай на самом деле не похищает, а всего лишь блокирует чужие способности. Другие говорили, что способности похищаются навсегда. Таких разнообразных слухов было множество, но все они сводились к одному - владычица Хоккайдо сильнейший оппонент для любого хиро и злить её попусту не стоит. Сейчас же тэнгу мирно обсуждали текущие слухи, а также гадали истинную причину сегодняшней встречи. Не обошли вниманием они интерес жриц Киото к шиманским воякам. Ведь как это? Мико должны сохранять целомудрие, а тут такое!

- Ах, тяжело, наверное, быть многодетным отцом и править целой префектурой. Но, видимо, Вы стали прекрасным родителем. Может, Вам прислать тогда несколько одеяний?
"Если у адмирала было время делать детей, да еще и в таком количестве, то почему же у него не было время озаботится элементарным гардеробом?" - таков был истинный смысл того, что сказала Куухимэ. Никто не требовал от него одежды по последнему слову моды, но если ты видная особа, то должен быть в более чем одном наряде. Тем более, можно было заказать пошив, который сделали бы за день, благо время было. Таким образом, Тэнсай намекала, что её просьбы желательно выполнять.

Поднявшись на крышу, можно было заметить постеленный специально для высоких гостей ковер и стоявший на нем низкий столик со стоящими там бутылками дорого сакэ и тремя красными мисками для него. Расторопные слуги специально принесли всё заранее и теперь стояли у входа, готовые выполнить любую прихоть гостей. Куухимэ села с левой стороны стола, так, чтобы было видно и выход по правую руку, и город по левую. Принцесса Пустоты положила веер на колени и взяла в руки бутылку с алкоголем.
- Присаживайтесь. Ночь еще не началась, но пока небо еще окрашено алым, словно осенняя листва, предлагаю нам выпить за нашу встречу в столь прекрасный вечер, пока мы еще ожидаем более прекрасную ночь, где покажется Луна, которая так изменила нас.
Лазурноволосая разлила немного прозрачной жидкости по мискам, слегка задержавшись у миски Фудживары. Но затем решительно налила, подумав, что та лишь выглядит как ребенок...

Отредактировано Tensai Kuuhime (2015-12-13 12:49:49)

9

Постовые Чуть выдохнули, хотя было заметно, что они всё ещё попутно исполняют долг, ибо мимолётные взгляды в стороны, и обоюдная поза постовых, позволяющая оглядывать по обе стороны, да и стена за спиной.
- Заставляет. Хотя у нас уже рефлексы, после развала ССО Адмирал начал перекраивать нас под бундевер, как следствие многое мы делаем на автомате,  а за отсутствие брони на посту гоняли по линкору кругов десять, это больше трёхсот метров в каждую сторону, да ещё на время, и с препятствиями. - Парень явно с ужасом вспоминал те моменты.
- Ариса - представилась в ответ девушка с кистенем. При этом её хитрый взгляд мог вполне смутить, особенно если знать что она делала в мыслях, но там была сплошная непотребщина.
- Хару - кивнул парень, и чисто машинально поправил пояс, отчего за спиной у него звякнуло. Арбалетные болты и баллончики со сжатым воздухом, на первый взгляд ничего особенно страшного, но на практике достаточно злобно. При условии, что арбалета как такового на нём замечено не было, по крайней мере явно.

Адмирал же... Плевал с орбиты на вороньё, о чём они прекрасно знали, и о чём он уже один раз говорил им прямо. Он их уведомил через свою сеть бывшей войсковой разведки и спецвойск, что пока они не мешают ему работать, он на них не обращает внимания, и писать они могут что угодно, ибо Канаме не типичный павлин, а человек рабочий, привыкший к кабинетным заседаниям и обсуждениям дел насущных, а не к балам и приёмам. Он вообще по сути сегодня совершил нечто запредельное, вырвавшись из порочного круга канцелярщины и бремени лидерства, даже двух лет мало, чтобы действительно перестроить экономику и соцслужбы с военно-оборонительных рельс на гражданские. Вакаямцы, конечно, кое чего прикарманили в своё время, за что удостоились испепеляющих взглядов, но Шиманцы стерпели, благо Вакаяма поставляет разные вкусности.
Ну а с Жрицей, Адмирал просто чуть перенервничал, бывает, Канаме вообще когда нервничает может начать сбиваться на родной немецкий.
- Не стоит, то, что я покинул Идзумо и Шимане уже событие. Работа, сплошная работа. - ответил он, и чуть сблизившись практически прошептал, чтобы слышала только Принцесса Пустоты - Я вообще, признаться, погрязаю в канцелярии и рутине, так что ваше приглашение почти что спасение для меня. Да и куда, гайдзину, соответствовать ожиданиям коренных жителей? - последнее было сказано чуть громче, так что про гайдзина могла слышать не только Куухиме. После этой своей кривоватой шутки он, вслед за Тенсай поднялся на крышу.
"Когда я последний раз пил, упали алмазы, и начался хаос. плохая примета близость ко мне алкоголя" - подумал адмирал, припоминая, что чуть ли не каждый раз, когда рядом было спиртное что-то обязательно случалось. И это не сказать, чтобы было совсем плохо, но хорошего в этом не было совсем. Ну разве что факт того, что можно слегка расслабиться сейчас, а потом будь что будет. Сев на предложенное место, Канаме кивнул в благодарность, и взял предложенную миску. Он, привыкший к стопкам и стаканам, максимум к пиалам, на фоне остальных выглядел слегка неуклюже, но бытность моряком позволила не показать это достаточно явно, чтобы тенгу не растрындели, мол всё, кончается адмирал, пора менять.

Отредактировано Kaname Isami (2015-12-13 14:15:33)

10

- Бун-дес-вер… - приложив пальчик к губам, по слогам задумчиво произнесла странное слово Аясэ. Собственно в том, что она не знала ничего про немецкую армию, как толком и о немецком языке, не было ничего странного. Все-таки она и Риса были всего лишь сиротами на пару лет старше Верховной Жрицы, выросшими при храме, а потому после начала изоляции Японии всяким «бесполезным» вещам вроде мировой истории и иностранных языков не обучались. Ведь зачем подобные излишества, если пол в святилище не метен, свечи потухли, да и вообще нечего голову дурью всякой забивать. Потому свои размышления Аясэ подытожила относительно логичным в ее ситуации вопросом. – Это зверь какой-то заморский?
- Ты чего мелешь, балда? Какой еще зверь? Это, наверное, организация какая-то, вроде тех старых ССО, только где-то там, - решила поумничать Риса, дополнив слова взмахом руки в сторону этого неведомого «там». – У них в Симанэ же много что похоже на армию, наверное, бундесвер - тоже армия какая-то, только заморская. Правильно? – уточнила девушка у солдат Адмирала.
- Ну, все равно, трудно им приходится. Бегать по корабликам во всех этих железяках – это тебе не полы в храме мыть, да Богине молиться, - сочувственно произнесла Аясэ, насупившись на подругу, которая как обычно была слишком строгой. Потом правда девушка не выдержала и запричитала. – Хотя у нас тоже жизнь не сахар, особенно, когда госпожа не в настроении. Вот так вот где-нибудь забудешь уборку провести, а тебе сразу… кхе… - тут Аясэ схватилась одной рукой за горло и захрипела, картинно изображая, что ее душат.
- Это потому что у кого-то память дырявая, как решето, - буркнула Риса. – И вообще, прекращай свои спектакли, не в театре выступаешь! Вот расскажу все госпоже, будет тебе и правда «кхе»! – после этого она обратилась к солдатам. – Вы уж простите, она у нас немного тупенькая.
- Зато - не зануда, как некоторые! - отвернувшись и задрав нос, заявила Аясе. А потом опять оживилась. – Ой, а народ-то, смотри, поглядывает на нас. Риса, может им благословений раздать? У тебя офуда с собой?
- Приказа не было, - резко и коротко ответила другая девушка. Она тоже замечала несколько косых взглядов от людей, прибывших, по все видимости, с Принцессой Пустоты, но ничего не поделаешь. Образ несерьезных дурочек поддерживать надо, так что пусть смотрят, главное чтобы не трогали, а то и правда «благословить» придется…

Северная владычица привела с собой довольно внушительную делегацию различного народа, который держался в отдалении от главных гостей, о чем-то оживленно беседую. Не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что это классические сплетни высшего общества, вроде того, кто во что одет, кто что сказал, и так далее. Подобная компания вполне подходила к образу Принцессы Пустоты, и будь Фудзивара больше «политиком», то в соответствии со своим происхождением тоже бы развела нечто подобное вокруг себя. Но ей хватало сплетен и слухов от простого народа, тем более уж доносить по делу на нужных людей простолюдины умели гораздо лучше всяких придворных аристократов. А кто во что одет и какую кому морду скорчил – дело второе.   
В отличие от Тэнсай-сан, Хитоми вполне лояльно отнеслась к наряду Адмирала. Насколько она помнила различные «доалмазные» сборища высшего света, даже если это были собрания по какому-нибудь традиционному поводу, мужчины, и в особенности всякие военные, порой приходили либо в обычных смокингах на европейский манер, либо в парадных мундирах. Тем более Жрица была с детства приучена, что не стоит много ждать от гайдзинов в таких вещах, как правила этикета, пусть Канаме-сан и не был им в полной мере, но все-таки варварскую натуру просто так не выведешь, живи ты хоть всю жизнь в Японии. Правда, стоит отметить, что последние годы и власть подпортили и ее манеры, а потому у себя в Киото она могла себе позволить открыто спорить с мужчинами, прямо высказывая, что думает. И хотя обычно в светской и политической жизни города девушка напрямую участвовала редко, чаще выступая просто «частью декораций». Но если было надо, то последнее слово всегда было за ней. Любого зарвавшегося, вне зависимости от статуса, можно было всегда предать «божественному суду», который обычно завершался публичной отправкой провинившегося на радость жителям города в «верховную инстанцию» к самому Эмме-сама. Хотя подобного уже почти не случалось в последние года четыре, когда принципы жизни нового теократического Киото окончательно оформились. Так что самодурством Хитоми не часто страдала и на свиданье с Великим Царем Дзигоку обычно отправляла только тех, кого к ней на суд представляли светские власти, и то, только в случае доказанности вины, достаточной для смертного приговора. 
Тем временем Жрица и сёгуны расселись за столиком, и Хитоми опять отметила про себя, что в отличие от нее и Северной правительницы, здоровенному Адмиралу, вероятно, было не слишком удобно за классическим японским столиком, да и миска для сакэ казалась совсем уж маленькой в его огромной ручище. Сама же Верховная Жрица не было особой любительницей этого напитка, предпочитая сливовое вино или обычное имбирное пиво, но отказываться было бы не вежливо. Да и девушка предполагала, что Тэнсай-сан приготовила для них качественный напиток, а значит вполне можно отведать.  Правда, Фудзивару слегка позабавила едва заметная нерешительность Тэнсай-сан перед ее миской, особенно ввиду того, что сама Принцесса Пустоты выглядела от силы года на четыре старше. Девушке даже стало интересно, как же Северная владычица поддерживает такую молодую внешность. Возможно, природа наградила, а может косметикой хорошей пользуется, все-таки банального умения считать было достаточно, чтобы понять, что лазурноволосой никак не семнадцать-восемнадцать лет.
- Замечательное предложение, Тэнсай-сан. Вечер действительно прекрасен, особенно в такой достойной компании, - учтивым тоном сказала Хитоми, привычным движением «освободив» ладони, одновременно расправив широкие рукава кимоно, и аккуратно взяла свою миску. Девушка даже позволила себе легкую улыбку, в ожидании пока Принцесса Пустоты, на правах негласной хозяйки вечера, как пригласившей стороны, выпьет первая.

11

Тем временем тэнгу обсуждали слухи за последнее время. А произошло много чего интересного. Например, во время последнего Фестиваля Цветов, который проходил в Саппоро, успели разругаться первосвященники шинто и буддизма. В прямой конфликт это не вылилось только из-за страха перед хозяйкой торжества, которая могла просто-напросто в одиночку всех разнести. Собственно, её присутствие всегда было причиной спокойствия на праздниках, торжествах и прочих светских приемах и за это её очень уважали, ведь никто не хочет почувствовать гнев сильнейшего сёгуна? Поэтому в тот раз обошлось шипением и тихими ругательствами в сторону друг друга. Века идут, а вражды религий так и не прекращаются. Другой важной темой для обсуждения был скандал в одном очень известном онсэне. Тэнгу говорили, что поселился монстр. Некоторые тэнгу из Ибараки даже поговаривали, что монстр успел изнасиловать всех находящихся там девушек. Это было причиной косых взглядов на Фудживару, которая, по тем же слухам, только вот вчера была там. Впрочем, в центральной Японии та имела примерно такую же репутацию, как владычица севера, поэтому слухи изменились так, что все начали говорить о том, что это сама Киотская жрица разобралась со всеми. Огненную Лису боялись так же, как и Принцессу Пустоты и часто ходили слухи о сравнении их возможностей. Впрочем, большинство, убедившись в силе сёгуна Хоккайдо, которую она продемонстрировала во время подписания Соглашения Двух Башен, делали ставку на нее в гипотетическом поединке. Ведь Тэнсай никогда полностью не раскрывала границ своих сил, что только множило догадки тэнгу. И третьей новостью для обсуждения стало появление "наследника престола". Тэнсай в свое время откомментировала как "очередная мышка хочет притвориться львом и урвать побольше" и эту фразу многие интерпретировали как "самозванец решил, что он так чего-то добьется". Но были и другие тэнгу, которые считали, что тот вполне мог быть истинным наследником, ведь таковой является пропавшая без вести Айко. Впрочем, таковых было мало. Действительно, ведь могло оказаться, что тот являлся внебрачным сыном Нарухито или чем-то в этом роде. Остальными темами для разговоров были одеяния друг друга, подвиги некоторых хиро, возможные планы на будущее, новые шутки в сети и тому подобное. На адмирала же, как обычно, неудовлетворенно косились, недоумевая, что он забыл в компании двух сильнейших личностей современной Японии. Некоторые блоггеры высказали мнение, что тот из-за не очень хорошей ситуации в префектуре вынужден идти на поклон сильным страны сей и многие подхватили эту сплетню.

- Хи-хи, надеюсь, вы справляетесь? Я, вроде бы, отослала Вам достаточно специалистов, чтобы те смогли помочь. Или недостаточно? Тогда Вам стоит направить больше  людей на обучение.
У самой Куухимэ бюрократия стала давно отлаженым механизмом с достаточным степенем допуска, который позволял чиновникам принимать решения, не обращаясь в инстанции повыше. Это сильно сократило время принятия решений и таким образом сёгуну оставалось лишь разбираться с самым важным, кое случалось очень редко. Поэтому та имела время на всякого рода светские мероприятия и прочие развлечения. Тэнгу готовы были окрестить Принцессу Пустоты гулящим правителем, но им мешал один очевидный фактор - за всё время правления Хоккайдо не только не упало в развитии, но и быстро заняло вершину экономического развития Японии и одной лишь изоляцией это не объяснить, ведь влияние северного острова распостранилось и на ближайшие префектуры. Те откровенно боялись выступать против своего сильного соседа, хотя раньше были довольно частые попытки это сделать. На этот раз Тэнсай умолчала про должок Шиманэ в обмен на поставки ресурсов и кадров. Пока еще не время были использовать свое влияние на конкретно этого сёгуна. Более того, ему была оказана честь находиться рядом с ней. Даже сёгуны-соседи такого не заслуживали. Это был своеобразный знак расположения.

Куухимэ поставила бутылку на стол и взяла миску в руку, другой рукой взявшись за веер, что лежал на ковре. На этот раз она позволила уже неярко светившей Луне бросить лучи на свое лицо и явить его присутствующим. В то время слуги поставили и зажгли на крыше традиционные японские фонари. Можно было обойтись и современными светильниками, но они бы испортили атмосферу. Тэнсай подняла свою посуду.
- Итак, мы собрались здесь, чтобы уславить Луну, которая изменила всех нас. Но она еще не явила свой лик полностью. Так что выпьем пока за то, чтобы река наша не стала Дальним Берегом.
Произнеся эти слова, лазурноволосая отпила из своей миски. Прозрачная жидкость прошла по телу, согревая его. Тело уже давно было перестроено, чтобы не хмелеть и поэтому девушка просто получала удовольствие от сладкого, но слегка дерущего горло напитка. Закончив употреблять жидкость, Куухимэ опустила миску с сакэ так, чтобы та была на полусогнутой руке, отставленной в сторону. Затем Принцесса Пустоты обратила взор в небо. На нем уже были видно первые звезды. Вообще, тост владычицы северного острова имел довольно скрытый смысл. Иероглиф "река" был похож на иероглиф "три", а Дальний Берег, он же Хиган, был Загробным миром, с которым ассоциируется смерть. У той есть свой иероглиф, который читается так же, как и иероглиф "четыре". Таким образом Куухимэ намекала, что лишние гости только всё испортят.
- И когда узрим мы звезды, восславим же Луну, что сияет нам каждый день...

12

Постовые хихикнули почти синхронно. Брат и сестра всё-же. Но от тонких междусобойных подколок сдержались.
- Ну да, бундесвер это армия Германии. Страны, где адмирал родился. Это очень далеко, чтоб вы знали, раз пять-шесть всю Японию вдоль пройти из Хоккайдо в Кагашиму через Канто, пользуясь водным транспортом только в самых исключительных случаях, это если по прямой идти. - пояснил Хару.
- Если не по прямой, раз десять-двадцать, но вы не стесняйтесь, так хоть не скучно, пока сильные мира сего решают, красива ли сегодня луна, или вон та звёздочка - полушёпотом пошутила Ариса, невзначай звякнув своим люто страшным смертоубийственным инструментом, которым, при большом желании и ещё большем умении, можно гробить даже всякие лёгки мехи, не только простых и не очень смертных.
- Да ладно, смотрят, завидуют, небось! - усмехнулась уже не шёпотом девушка.

- Людей достаточно. Времени изменить их сознание мало. Как бы то ни было, но в своё время я слегка перестарался, да и нападок было слишком много, люди привыкли жить шаблонно. Но к светлому будущему уже двигаемся, потихоньку рвём шаблоны. - усмехнулся адмирал. И да, Шимане медленно, со скрипом, словно первые ландкрёйцеры, шла в будущее, меняясь. Не так быстро как хотелось бы, сильно не так быстро, но неповоротливая машина медленно но верно принимала нужный курс.
- Прекрасно сказано, фрау Тенсай - заметил после речи хозяйки бала адмирал, и "осушил" миску. На практике сакэ превратилось в мелкодисперсный туман, и утекло, распространяя аромат, в сторону, в секретную фляжку для подобных случаев, потом порадует гвардейцев, окгда всё закончится. Адмирал давно не пил, последний раз был когда супруга почила от рук очередного "хиро". Напился он тогда знатно, дня два протрезвить не могли. В тот раз их чуть было не завоевали, но от сумел отбиться, чудом. Что случилось с тем, от чьих рук пала дама сердца, лучше не уточнять, разве что его так и не нашли. Ну или то, что от него осталось, если вообще осталось.

13

- О, а вот про Германию я в каком-то аниме слышала. Это видимо очень-очень далеко! - удивленно и одновременно восхищенно сказала Аясэ. – Германия – это же там, где нацисты? Ну, или как это правильно называется?
- Странно как-то. А зачем ваш генерал тогда в Японию приехал, если родился так далеко? – задумчиво, поинтересовалась Риса. – Тем более странно, что он не уехал, когда старая власть страну покинула.
- Ну, так в землях гайдзинов небось совсем жизнь не сахар. А у нас хотя бы страна богами благословенная, а у них-то там чего? Дядька, которого простые люди к кресту приколотили. Вообще – отстой какой-то, - небрежно отозвалась о заграничных верованиях Аясэ. – Так что правильно Канаме-сан сделал, что в Японии остался. Чего там за морем хорошего может быть-то? 
- Ты палку то не перегибай! А то нашлась тут – эксперт по загранице, - строго сказала Риса.
- Ну, а что? Ведь это же ни капельки не интересно, когда бога люди к доске гвоздями приколачивают, - не унималась Аясе.
- Зато он у них потом за такое хамство должен весь мир в крови утопить… или в огне спалить… … Точно не уверена, но если они правы окажутся, то такой как ты точно не поздоровиться, - заявила Риса, после чего решила уточнить у людей из Симанэ, надеясь усилить свои позиции в этом глупом «теологическом споре». – Правильно ведь? У белых гайдзинов главный бог потом всех покарает, за то, что его распяли?

Тем временем Верховная жрица наблюдала за последними любезностями Принцессы пустоты и Ньерда, перед тем, как Северная правительница закончила свой тост. Судя по всему, эти двое уже были довольно давно знакомы и даже сотрудничали в каких-то сферах. Такое не часто можно было встретить в современной Японии, но не зря «ее Ромео» всегда настороженно относился к Тэнсай-сан. Не надо было и телепатией обладать, чтобы понять, что эта лазурноволосая девушка не так проста и безобидна, как может показаться с первого взгляда, и дело даже не в мощи ее алмазов. Аура амбициозности  окружала Тэнсай-сан. Это одновременно нравилось Хитоми, потому как таких людей она уважала, но одновременно это, разумеется, заставляло держать ухо востро рядом с сёгуном Хоккайдо. Канаме-сан, не смотря на весьма грозный внешний вид, не казался столь опасным потенциальным врагом или союзником.
После того, как Тэнсай-сан выпила, Верховная Жрица последовала ее примеру, так как уже ответила до этого любезностью на любезное предложение выпить. Как она и предполагала, сакэ оказалось действительно высшего качества, а потому даже у нее не вызвало неприятных ощущений, скорее вкус оказался даже приятным.
- Смею предположить, что Вы лично выбирали напиток, Тэнсай-сан, - слегка улыбнувшись, произнесла девушка. – У Вас действительно изысканный вкус.
Особо разводить речи ей сейчас было не с руки. Принцесса пустоты их пригласила, а значит, у нее есть некая тема для разговора. Соответственно ей и карты в руки, для начала беседы по существу. Обстановка пока была не угрожающей, сплетники пришедшие с сёгуном Хоккайдо ни чего критичного не говорили, а потому, оставалось только ожидать основной части их встречи, когда лазурноволосая начнет проливать свет Лунный свет на причину их встречи.

14

Одетый в безупречный чёрный пиджак, контрастировавший с тронувшей волосы сединой, Соримачи стоял у огромного окна и, хмуря брови, наблюдал за великим столпотворением, которое устроили сегодня его гости. Без сомнения, он уважал как госпожу Тенсай, так и Огненную Лису Фудживару, и только это уважение удерживало его от того, чтобы вышвырнуть их вон за недоверие к нему, признанному всеми нейтральному человеку с признанной всеми нейтральной территорией. Каждый притащил с собой вооружённую армию, гайдзин-Исами даже привёл меха - пусть не такого большого, как у стражей Сёгуна Вакаямы, но порядком попортившего асфальт следами своих металлических ступней. Робот, который принадлежал Принцессе Пустоты, был полегче, но доверия всё равно не вызывал.
Раздражённо хмыкнув, старый киллер развернулся к окну спиной и направился к дивану в углу, по пути два раза хлопнув в ладоши, чтобы опустить металлические жалюзи, стилизованные под сёдзи. Успокаивало его только то, что он мог при желании убить всех присутствовавших на сегодняшнем собрании сёгунов без особых проблем - это ощущение собственной силы умиротворяло старика, и он начинал относиться к окружающим со снисхождением. Соримачи сел на роскошный диван, лёгким движением включил не менее роскошный исполинский телевизор, принял от слуги бокал вина, и принялся релаксировать под "Телохранителя" Акиры Куросавы.
Внизу, тем временем, происходило знакомство, столкновение культур и обмен знаниями, пока, в какой-то момент, жрицы не обнаружили, что их собеседники и собеседницы в какой-то момент стали отвечать дежурными фразами, словно роботы, которые до того успешно притворялись людьми, а потом внезапно потеряли все настройки и откатились на заводские. Одна из девушек Фудзивары вдруг схватилась за шею, словно её ужалил комар, после чего её взгляд помутнел, и она, достав танто из ножен, бросилась на одного из самураев Тенсай, который, не сопротивляясь, стоял как стойкий оловянный солдатик, пока мико не вонзила ему лезвие прямо в глаз.
Ещё одна мико дёрнулась, склонила голову и её тут же размозжил закованный в экзоскелет солдат.
Третья погибла, успев только взмахнуть рукой - ей перерубил позвоночник один из крепких воинов Принцессы Пустоты.
Ещё несколько упали сразу после глухих хлопков, в которых можно было узнать выстрелы из оружия с глушителем, но кто протащил его с собой - не было видно, особенно для воительниц Фудзивары, против которых объединились две вооружённые армии, по какой-то причине решившие их истребить.
***
- Господин Соримачи! - Раздался крик одного из охранников небоскрёба, и киллер поднял голову. Он успел прикорнуть за фильмом, но чутко реагировал на любые тревожные звуки, как, например, на крик несущего дурную весть подчинённого.
- У гостей проблема?
- У нас проблема! Их дуболомы сцепились перед входом!
Глаза Такаши сверкнули сталью.
- Сколько?
- Все! Они убивают друг друга!
Прогремел взрыв, от которого зазвенели стёкла, раздались хлопки пистолетных выстрелов, и за ним застрекотали запрещённые автоматы и загремели дробовики.
Не говоря больше ни слова, старик вскочил и взмахом руки убрал жалюзи, чтобы оценить масштаб бойни из своего обзорного окна.
Картина, мягко говоря, ужасала.
По залитой кровью улице были раскиданы тела. Выживших жриц либо не осталось, либо они успели сбежать - сейчас солдаты Исами, вооружившись запрещённым оружием из взявшегося из ниоткуда контейнера, расправлялись с лучниками и самураями Куухиме. Иначе это было назвать нельзя, поскольку воины из Хоккайдо не сопротивлялись, а просто стояли и ждали, когда их убьют. Неподалёку горел "Ронин", который взорвали минутой назад.
Соримачи выругался, и в эту секунду бойня началась прямо в здании.
***
Покой трёх сёгунов тоже оказался потревожен самым грубым образом - Риса с треском и звоном проломила двери пентхауза и рухнула прямо в пруд, отчего золотые рыбки испуганно юркнули в свои убежища, а следом за ней на пир властителей заскочила и Аясэ с криком "Нас предали!"
То же самое прорычал и Соримачи. Раненый в правое плечо, бледный из-за потери крови, старик перекатился, уходя от града пуль, и бросился прямо к сёгунам, но тут же наткнулся на Арису, которая секундой ранее зашвырнула свою почти-тёзку в пруд, в то время как Хару уже вскинул арбалет и собирался выстрелить в Принцессу Пустоты.
- Вот дерьмо, - выплюнул киллер. Увернувшись от шестопёра, который мог легко раздробить ему голову, он сложил пальцы здоровой руки пистолетиком, прицелился... И ярко-красный луч, вырвавшийся из них, отшвырнул закованную в броню девушку глубоко в сад, где она, судя по звону, приземлилась своими доспехами прямо на камни. Затем Соримачи отпрыгнул в сторону и пропал из поля зрения - вовремя, потому что на последний этаж, наконец, ворвались бойцы Исами, размахивая стволами.
- Приказ Шестьдесят Шесть. Защищаем адмирала, остальных в расход, - крикнул Хару, выпуская арбалетный болт и отбрасывая примитивное оружие в сторону. Ему на смену пришёлся прекрасный автомат, протянутый одним из подбежавших бойцов.
***
На улице из ниоткуда появилась таинственная фигура в чёрном плаще. Взмахнув рукой, она уменьшила контейнер с оружием до размеров небольшого ящичка с инструментами, спрятала его под плащ, после чего протянула куда-то руку и без следа растворилась в воздухе.

Бросок на ранение - Куухиме

Единица - критическое попадание. Болт попадает в бедро принцессы и застревает в кости, вызывая жуткую боль.
От двух до девяти - ранение. Болт вонзается в принцессу, но не задевает критически важных точек.
От десяти до девятнадцати - царапина. Болт проходит по касательной, рассекая кожу и оставляя глубокий порез, но больше не наносит значительных повреждений.
Двадцатка - успешный уворот! Либо Хару слишком поспешил при прицеливании и промазал, либо Принцесса оказалась достаточно проворной, но болт просто ушёл в сторону, на задев девушку.
[dice=30976-120]

Мета-инфа

С этого момента действия своих НПС может описывать только Фудзивара (мико Риса и Аясэ). Для них действуют те же правила, что и для игроков, и результат их действий так же будет регулироваться кубиком.

[NIC]Takashi Sorimachi[/NIC]
[STA]No luck. Just skill.[/STA]
[AVA]http://i.imgur.com/H7gghyG.jpg[/AVA]

15

- Благодарю.
Принцесса Пустоты поблагодарила Фудживару, как и подобает действиям по протоколу и этикету. В высшем обществе он значил немало. Но как наверняка догадывались уже её гости, любование Луной было лишь поводом, чтобы собраться вместе. Причиной же являлось желание Куухимэ переделить тот пирог, который уже поделили после войны.
- Господин Канамэ, Вы ведь перечитали Соглашение? Там была одна очень любопытная деталь. Впрочем, даже если не сделали это, то я сейчас объясню.
Тэнсай приняла более твердый тон для разговора. Если раньше в её голосе была некая праздность, то теперь она ушла, дав место твердости намерений.
- Как Вы все знаете, в Соглашении Двух Башен устанавливались чёткие границы префектур, а также накладывался ряд запретов на производство оружия, техники и электроники для всех. Для всех, кроме одной префектуры.
Вакаяма. Несмотря на заявленный нейтралитет, от Соглашения Двух Башен больше всего выиграли они. Можно было их назвать победителями в этой войне. Еще довольно хорошо выиграла Токийская префектура, но она особых привилегий не получила. Вакаямцы были единственными, кто имел право производить действительно сложную технику. Кроме того, в Соглашении чётко была прописано за ними право иметь собственный оборонно-промышленный комплекс, что давало неслабое преимущество в будущем на политической и военной арене. В то время как остальные армии откатывались по технологиям в прошлое, Вакаяма уверено шла в будущее.
- Столь возмутитель...
Договорить Принцесса Пустоты не успела. На территории раздался взрыв.
- Что происходит?
Дым валил чёрными клубами со стороны ворот. Похоже, на них совершили нападение. Затем через несколько секунд после взрыва здание заполнили крики ужаса и стоны умирающих людей. Множество тэнгу были убиты тем или иным способом, а те, кто еще чудом оставались в живых, в ужасе убегали куда глаза глядят. Банкет стал кровавым и вскоре должны были пожаловать падальщики. Наверняка они уже кружат вокруг здания, выискивая лакомый кусочек. То тут, то там раздавался треск очередей из автоматического огнестрельного оружия. Это уже был второй инцидент с запрещенным оружием, с которым столкнулась Куухимэ. Но в прошлый раз ей повезло, так как нападающий был вооружен лишь пистолетом. На этот раз всё было куда хуже. Её людей, похоже, перебили и теперь оставалось надеяться лишь на себя. В подтверждение этой догадки на крышу ворвались закованные в тяжелую броню люди и один из них посмел выстрелить в Принцессу Пустоты! Арбалетный болт прошел вскользь, оставив на руке небольшую царапину. Куухимэ не потянулась к руке, чтобы зажать рану, а взяла веер и коснулась одного из камней. Метаморфоза. Возможность изменять свое тело. Крайне полезная способность, которую сёгун Хоккайдо обычно использовала для того, чтобы держать свое тело в красоте и молодости. Но это было лишь одной из немногих возможностей использовать способность. Метаморфоза позволяла еще и восстанавливать свое тело вплоть отращивания новых конечностей, если обладатель алмаза еще был еще жив. Поэтому такая царапина за считанные секунды зажила. Место, где была рана, немного чесалось, но таковы были последствия регенерации. Лазурноволосая приказал Метаморфозе сделать новые изменения в её теле. Мускулы уплотнялись, обретая большую силу, сухожилия растяшивались, даруя нечеловеческую ловкость, а глаза перестроились на более быстрое восприятие. Со стороны изменения были не слишком заметны, тем более издалека. Лишь вблизи можно было заметить, что кожа Куухимэ огрубела, а конечности стали не такими тонкими, как раньше. Затем Принцесса Пустоты коснулась второго камня. Присутствие. Внушение любых эмоций, хоть самых противоречивых, большой группе людей. Лазурноволосая девушка встала в полный свой рост и не скрыла свое лицо веером, как обычно. На нём была улыбка. Только эта улыбка была явно фальшивой. Тэнсай сейчас не хотела прятать свои намерения.
- Кто-то посмел потревожить наш пир? Неужели он хочет так сильно умереть.
Активация Присутствия. Всех людей, находящихся внутри, поразила волна отчаянного, невыразимого, смертного ужаса. Пусть способность влияла лишь на подсознание, но оно могло творить поистине страшные вещи. Порой фантазия людей только усиливала эффект присутствия. Заживо поедамый монстрами человек. Заживо сжигаемая деревня, где прячутся партизаны. Родные и близкие, которых ты убил и теперь они приходят к тебе каждую ночь, проклиная тебя. Воплощение всех фобий. По сравнению с такими ужасами смерть зачастую кажется самым легким выходом. С таким страхом жить просто невозможно. Крик застряет в горле, не в силах вырваться. Волосы седеют за считанные секунды. Тело дрожит и отказывается подчиняться. Лишь сильные волей могли сопротиляться такому страху, ну и те, кто не видел в Принцессе Пустоты врага, испытывали меньший эффект. Но это не касалось тех, кто стоял прямо перд ней. Им было послано желание умереть и как можно скорее. "Пусти себе пулю в лоб. Прыгни с крышы. Заколи себя ножом. Войди в пламя. Сделай что-нибудь, лишь бы прекратить свое существование, ибо участь, которую тебе уготовила сёгун Хоккайдо, гораздо хуже всего этого..." - вот такие мысли нашептывало подсознание незадачливым нападающим...

16

Хаос прибывает. Прибывает жестоко и беспощадно. Сэмми хотел спокойно посидеть, полюбоваться на красивых девушек, выслушать очередной план Куухиме по захвату мира... Ну, или хотя бы соседней провинции. Она, в отличии от Адмирала виртуозно манипулировала людьми, была политиком, а адмирал был адмиралом, простым военным, выслужившим свой немаленький чин. Произошедшее было для Адмирала, мягко говоря, неожиданностью, что можно было заметить даже по его лицу, которое глупо хлопало глазами несколько секунд, когда вдруг начали вламываться суровые люди из префектуры под начальством Канаме. 3.2.1. Дзынь!
- Zu stehen! Zurück! Zurück! - рыкнул он в крохотную гарнитуру. Но, его никто не послушал. Да и вообще, адмирал с собой огнестрела не брал вообще, а тут он в огромном количестве появился, причём разный и боеприпасов дофига, когда у Шиманцев с последним были напряги, да и само оружие адмирал не чувствовал. Маленькая предосторожность, и восполнение изношенных деталей. Хотябы маленький кусочек шиманского огнестрела, который люди вице-адмирала использовали, сделан силой алмаза. Ещё, силой алмаза делалась "незадокументированная" броня, но вот как на зло в этот поход пошла полностью легальная, цепляться силой было не за что. Кроме уже подготовленного озерца, которое необычно мягко приняло влетевшую туда мико, ибо заряженная вода несколько гуще, и самую малость напоминает гель. По коже пробежались мурашки, строем, колоннами и вообще образцово-показательно промаршировали вдоль позвоночника. Источник страха Канаме так и не определил, но из-за происходящего у него было слишком много адреналина в крови, чтобы отвлекаться.
- На гауптвахте сгною! - рыкнул Канаме, взмахнул шпагой, и она осыпалась, став полноценным полуторным мечом по типу эстока, но с более выраженной режущей кромкой. Больше для грозности, и эту грозность он выразил, буквально дёрнувшись, и обойдя Девушек, по возможности прикрывая их спиной. Взмах меча, который теперь направлен на атакующих. Топ ногой, и озеро просто перестало существовать, а рыбки принялись биться о сухое дно прудика. Образовавшийся туман, или скорее водяная взвесь резко налетела на стрелков, просачиваясь внутрь оружия, и наплавляя на ударный механизм пласты камня, простого и грубого камня, который буквально сливался с механизмами, делая оружие бесполезным. Ещё взвесь затекала под доспехи и проникала в подвижные элементы. Технически, доспех рассчитан на то, чтобы в суставы экзоскелета не попадал мусор, но вот вода вполне может проникать, это было особым условием Канаме, правда на тот момент для того, чтобы помогать солдатам в повреждённых доспехах, но сейчас можно опять же забить каменным наплывом суставы, и обездвижить. Исами жаждал крови, но для начала нужно разобраться чьей.

Отредактировано Kaname Isami (2015-12-24 23:54:26)

17

Как говориться: «смеркалось» и «ничто не предвещало беды». Но продолжить светскую беседу им не дали, так как сюрпризы видимо преследовали Верховную Жрицу последнее время. Неожиданно появившаяся вокруг атмосфера агрессии поначалу даже сбила с толку, и Хитоми понадобилась пара секунд, чтобы сориентироваться в круговерти эмоций и образов разыгравшейся по всему зданию, но к тому моменту, как Рису зашвырнуло через бывшую дверь в озеро, девушка уже примерно знала, что происходит и, что остальные ее люди мертвы. Так что вопль Аясе не принес особо новой информации. Рассуждать, почему у народа вокруг произошло массовое помешательство времени не было. Оставалось радоваться тому, что у мико, с которыми была самая сильная ментальная связь, с головой пока все в порядке. Теперь предстояло действовать четко, согласованно и быстро, учитывая стремительность, с которой развивались события.
Аясэ первым делом создала вокруг себя небольшой смерч для защиты и, ускоряемая силой ветра, рванула к подруге. Скорость позволяла проскочить еще до того, как основная толпа ворвалась в помещение, потому она налету выхватила за шиворот из воды Рису, которая хоть и была помятая и мокрая как выдра, но успела создать шесть офуда с проклятьями. А потому, когда девушки отлетали от водоема, влажные листочки бумаги, направленные смерчем вокруг Аясе, уже летели в первых забегавших бойцов Симанэ.
Еще до их приземления невидимая сила дернула девушек в сторону сегунов, так что мико в итоге приземлились неподалеку от Фудзивары, которая, не совершая лишних телодвижений, перенесла и саму себя за огромного адмирала. Все это произошло за считанные мгновения, но к тому времени Тэнсай-сан как раз ранило арбалетной стрелой, а потому Жрица подумала и ее тоже спрятать, благо им обеим с лихвой места бы хватило за Канаме-саном. Но у Принцессы Пустоты, как оказалось, было еще много козырей в рукаве, и помощь ей явно была сейчас не нужна.
Стоит отметить, что адмирала в качестве укрытия девушка выбрала не только из-за его габаритов. Не смотря на отсутствие враждебности направленной на Жрицу, вопль одного из его людей про «остальных в расход» вполне делал Канаме-сана потенциальным неприятелем, а значит выгоднее находиться у него за спиной. Все-таки в такой ситуации лучше перестраховаться, а потому, если он вдруг что-то против нее замыслит, то будет крайне просто «помочь» ему увидеть Хитоми, повернув только голову отдельно от тела.
Теперь Фудзивара могла сосредоточить свою ментальную силу, лишь косвенно следя за состоянием и перемещением нападавших, в основном на том, чтобы следить за Ньердом и, на всякий случай, за Тэнсай-сан. Та применяла сейчас на всем помещении некую похожую на «Владыку» технику, правда касавшуюся чисто эмоций, а значит не такую сложную и опасную, как влияние на осознанные действия человека. А учитывая те странные и непонятные мысли, которые были в головах у нападавших, вряд ли эмоции на них сейчас как-то повлияют. Остальную же мощь алмаза Хитоми бросила на телекинез, который и так не требовал особых усилий. Не дожидаясь, чем закончатся ругань Ньерда и благородное возмущение Принцессы Пустоты, Жрица выхватила у стоявших в первых рядах бойцов Симанэ автоматы, разворачивая их в воздухе в сторону противника и нажимая на курки. Правда, в тот же момент адмирал уже поднимал какой-то колдовской туман, а потому результатов стрельбы было не разглядеть, хотя очередью из нескольких стволов по толпе почти в упор совсем промахнуться сложно. Да и разглядывать особо она не собиралась, уже готовя следующий ход, в то время как мико, переместившись подальше, продолжали, работая в паре, отправлять врагам подарки с проклятьями.

18

Нападавшие кричали, оружие грохотало, Тэнгу и охранники кроваво и шумно погибали - таким громким пентхауз Соримачи не был ещё никогда.
Нападение, кажется, захлебнулось. Если с людьми Куухиме и жрицы шиманцам удалось расправиться практически без потерь, то охранники и сам Соримачи сумели довольно сильно их потрепать прежде, чем отступили, а с тремя сёгунами нельзя было справиться нахрапом, как, похоже, рассчитывали нападающие. Шиманцы рассредоточились, заняли укрытия и теперь поливали садик свинцом, уничтожая его уютный японский колорит.

Бросок на внушение - Куухимэ

От одного до двадцати - внушение не действует и нападающие продолжают невозмутимо атаковать!
[dice=30976-120]

Бросок на эффективность способности - Исами

Единица - одна из шальных пуль, несмотря на усилия стрелков, попадает прямиком в адмирала и сбивает его концентрацию. Туман остаётся туманом и рассеивается в воздухе.
От двух до десяти - Успевшие заскочить в садик и попавшие в туман вояки оказываются с заклинившим огнестрелом, но выбрасывают винтовки и тут же бросаются на сёгунов с холодным оружием. Туман не оказывает особенного эффекта на их доспехи.
От одиннадцати до девятнадцати - несколько солдат оказываются практически обездвижены, но, превозмогая себя, они продолжают идти вперёд! Слава шиманской упёртости!
Двадцатка - ворвавшиеся в садик солдаты полностью обездвижены и беспомощны.
[dice=23232-120]

Бросок на попадание - Хитоми, Аясе

Единица - ни проклятия, ни пули не достигли своих целей, а оружие, отобранное телекинезом, заклинило из-за тумана.
От двух до девяти - несколько атакующих получили болезненные попадания, однако, их броня осталась целой. Остальные шиманцы заняли укрытия, чтобы не попасть под ответный обстрел и умудрились сбить все летящие к ним проклятые листочки.
От десяти до девятнадцати - трое нападающих, попавших под действия офуда Аясэ, убиты. Халтурная броня или удачное попадание в слабые места?
Двадцатка - нападающие получают по полной программе! Все офуда попадают по своим целям, а пули заставляют ряды противников редеть с катастрофической скоростью! Шиманцы отступают на лестницу!
[dice=29040-120]

***
Соримачи как раз перебинтовывал руку в одной из комнат, куда быстро добрался коротким путём. Он стягивал белую ткань, пропитанную кровью, шипя от боли проклятия и прислушиваясь ку звукам наверху. Судя по всему, стороны оказались равны, и даже огнестрельное оружие в таких количествах (киллер гадал, откуда его взяли и как сумели протащить прямо сюда) не давало обезумевшим солдатам особенного преимущества над сёгунами, обладавшими довольно сильными способностями. Вскоре, решил он, шиманцев начнут теснить, и тогда он выйдет из укрытия на помощь своим гостям, после чего взорвёт голову Исами в кровавом фонтане за оскорбление нейтральной земли, пока этого не успел сделать кто-нибудь другой.
А затем он бросил взгляд в окно и обомлел.
По стене небоскрёба, цепляясь за бетон, ползло великое множество безликих пластиковых манекенов, намереваясь таким образом добраться до пентхауза на крыше, минуя коридоры и оставшуюся в них охрану.
[NIC]Takashi Sorimachi[/NIC]
[STA]No luck. Just skill.[/STA]
[AVA]http://i.imgur.com/H7gghyG.jpg[/AVA]

19

Присутствие. Одна из тех способностей Куухимэ, которая могла обратить целую армию в бегство. Внушая нужные эмоции, Тэнсай часто даже не приходилось использовать другие алмазы. Поверженный враг просто не в силых был сопротивляться. Но на этот раз что-то пошло не так. Шиманцы, которые должны от ужаса бежать или сжаться в клубочек и надеяться, что их пронесет, вообще никак не отреагировали на это. Принцесса Пустоты удивилась. Этому могло быть лишь два объяснения. Первое - нападающие достигли такого состояния чистоты разума и души, что отринули эмоции и мысли. Такого добиваются выдающиеся мастера боевых искусств и монахи в ходе долгих медитаций и упорного закаливания тела и разума. Но лазурноволосая сомневалась, что противники состояли из таких мастеров. Если бы это было так, то сёгунов уже не было бы в живых. Слишком сильны люди, которые очистили свой разум. Нет, конечно, с двумя-тремя Куухимэ справилась бы, но не с несколькими десятками. Второе объяснение странной реакции нападающих заключалось в том, что враги не могли испытывать чувств по каким-либо причинам. Ходячие мертвецы или же бездушные машины, которые скрылись за личиной людей, они не могли ничего ощущать. Ни радость, ни боль, ни страх, ни любовь, ни отчаяние. Естественно, на таковых не могло подействовать Присутствие никаким образом. В таком случае Тэнсай вынуждена была прибегнуть к другому средству. Метаморфоза. В отличие от Муген но Ку но Кю и Присутствия, эта способность действовала лишь на тело девушки, никак не задевая остальных. Но вот возможность усилить себя сильно спасала правительницу северного острова. К счастью, трансформация началась еще тогда, когда сёгун Хоккайдо только применила Присутствие и сейчас её тело было готово к бою. Но Куухимэ не спешила бежать на врагов, чтобы порвать их голыми руками. Свистящие вокруг пули заставляли дважды подумать, прежде чем выставляться напоказ. Но и оставаться на том же месте было опасно. Противники вовсю стреляли в них и только каким-то чудом они не могли попасть в сёгунов. Может быть, боялись попасть в адмирала, а может быть, что на самом деле стрелки из шиманцев были никудышние. Но рано или поздно шальная пуля могла найти свою цель, поэтому Куухимэ решила найти укрытие. С грустью посмотрев на столик, с которого пули уже сбили несколько бутылок, Принцесса Пустоты подняла его свободной рукой и кинула со всей полученной силы в наступающего противника. Не то чтобы это могло сильно помочь против закованных в броню солдат, но, по крайней мере, она на несколько секунд лишит их обзора, а если повезет, то и собьет с ног одного-двух противников. Сразу же после этого Принцесса Пустоты ринулась к колоне, которая хоть и была исцарапана следами от пуль, но всё же выглядела довольно-таки надежным укрытием. Тем временем остальные сёгуны тоже что-то предприняли. Куухимэ видела, как адмирал вызвал некий водянистый туман, а Киотская жрица использовала одну из своих способностей, чтобы тоже разобраться с нападающими. Можно было, конечно, украсть чужие способности и сделать всё самой, но лазурноволосая предпочла оставить это другим. Сейчас важно было другое - надо было выбираться из западни, которой являлся пентхауз. Можно было прорваться сквозь строй нападавших, пользуясь замешательством, и уже потом затеряться в глубинах здания. Но тут была небольшая загвоздка. Куухимэ не знала количество противников в данном месте. Поэтому девушка решила выяснить с помощью Киотской жрицы.
Похоже, наш банкет грубо прервали. Не подскажите, пожалуйста, сколько "гостей" посмели грубо нарушить наш покой? Просто покажите на пальцах.
Тэнсай не была уверена, что её мысли, пусть и направленые в нужную сторону, будут услышаны, но нужно было действовать...

20

Попытка сохранить жизни пока никчему не привела, хотя по идее даже песчинка материализоваваяся внутри сустава способна его неслабо так затормозить, но, видимо он слегка напортачил с составом, или с формой крупинок. Но замедлить он таки смог.
- Scheiss! - рыкнул адмирал, и пригнулся, сигнализируя рукой жрице за его спиной, чтобы пригнулась тоже, ибо спиной он попросту не видел что они делают. попутно, слегка помахивая эстоком он сдвинул часть тумана к себе, и создал временный стальной бугорок, который напоминал лобовую броню Т-34, только несколько потоньше, чтобы только пули отскакивали. Стоит надеяться, что он проержится достаточно долго, не хотелось тратить силы на вечный кусок металла.
- Постарайтесь не убивать, я хочу их допросить! - крикнул адмирал госпоже Тенсай и разошедшимся храмовым девам, которые успели таки настрелять нескольких солдат. Обидно, конечно, но момент такой, что надо стараться выжить. чуть крутанув меч, он снова сконцентрировался на замедленных солдатах, на этот раз он решил поиграть с формой песчинок, сделав из них крошечные шипованные бусинки. Безусловно, это может вывести сустав из строя так, что без инструмента человека не вытащить, но надо действовать, и действовать быстро.
Так-же он продолжил наносить туман на наступающих бойцов, главная задача всё так-же обездвижить как можно больше, всё-же свои люди, наверняка под чьим-то контролем, собственно поэтому он попытался в договор протащить пункт, обязывающий уничтожать алмазы, чья сила состоит в контроле разума и внушении, но слишком уж много сёгунов было против, в том числе Тенсай, и было понятно почему, её алмаз подпадал под список, но кто же знал.

21

Судя по ощущениям, в кого-то пули из захваченных автоматов все же попали, от чего на милом почти детском лице Жрицы появилось неестественно кровожадное выражение. Она уже собралась начать ломать кости нападавшим телекинезом, от которого не больно-то спрячешься за какой-нибудь тумбочкой, но Канаме-сан резко присел, предлагая жестом ей сделать тоже самое. Особой необходимости в этом не было, так как даже присев он закрывал Хитоми почти полностью, но макушку все же было лучше спрятать. Фудзивара вместе с мико спрятались за адмиралом, который еще и создал какой-то барьер перед ними, потому сейчас они оказались в относительной безопасности. К тому же Аясэ с Рисой все равно могли ветром посылать офуда, в надежде, что кто-нибудь из противников споткнется или в товарища случайно выстрелит.
Жрица уже приготовилась атаковать ближайших врагов,  но теперь Ньерд попросил еще и не убивать его солдат, что было довольно проблематично, учитывая, что те стреляли самыми настоящими пулями. По разумению Огненной Лисы было бы достаточно оставить в живых пару-тройку, которых уже и надо было бы допрашивать, а остальных вполне можно было бы пустить в расход, учитывая, что они перебили ее людей, а так же, по всей видимости, людей Тэйсан-Сан.
- Не обещаю, Канаме-сан, - сказал Хитоми. После чего, воспользовавшись тем, что Принцесса Пустоты отвлекла на себя внимание швырянием стола, девушка выпустила из укрытия сеть молний. Это был не направленный концентрированный заряд, а ветвистая паутина электричества. Такое не требовало особых усилий, но и мощность таких разрядов была не велика, обычно они оставляли лишь ожоги и просто причинили боль, что можно было, например, выронить оружие из рук или упасть. Но сейчас Жрица рассчитывала на увлажненный туманом воздух, который должен был усилить эффект, так что все противники, оказавшиеся в зоне поражения, получили бы разряд сопоставимый с добротным ударом электрошокером, а потому велика была вероятность потери сознания. Да и в любом случае ничего  приятного от такого не будет, если среди Шиманцев не было особо повернутых любителей БДСМ.
Как только она снова скрылась за укрытием, ее мозга достиг направленный вопрос от Тэнсай-сан, за которой она все равно продолжала мысленно приглядывать. Но вот точного ответа Жрица дать не смогла. Если судить по ощущениям, то врагов оставалось в районе двенадцати-пятнадцати, но в такой суматохе, да еще и с учетом чужого контроля над бойцами из Симанэ, она могла и ошибиться. Показав двумя ладонями Принцессе пустоты  «десять» и потом неопределенный жест одной рукой, по разумению Хитоми обозначавший «еще несколько», она вдруг задумалась над тем, чтобы временно отступить через балкон, а потом зайти врагам в спину. Но пока все было не так критично, чтобы прибегать к таким замысловатым комбинациям, тем более, пока она будет обратно подниматься на верх, Канаме-сан и Тэнсай-сан могут уже и разобраться с противником, так что она приготовилась кидать нападавших друг в друга.

22

Яростно отстреливаясь, шиманцы заняли оборонительную позицию. Поток выстрелов почти не прерывался - за всё время нападения тут потратили патронов больше, чем Шинсенгуми настреляли бы за год. Гильзы практически полностью укрывали плиты пола, скакали вниз по лестнице, а один из нападающих неудачно поскользнулся и тоже полетел на этаж ниже, кувыркаясь и звеня при каждом ударе о ступеньки.
Шиманцы словно ждали чего-то, не бросались в самоубийственную атаку, как положено послушным куклам, годным лишь как пушечное мясо, но не давали сёгунам лишнего повода высунуться из-за укрытий. Некоторые наловчились быстро решетить в воздухе офуда, которые запускали жрицы Хитоми, не давая проклятьям долететь до адресата - один из шиманцев сдирал с лица бумажку, которая вдруг облепила его голову, лишая обзора, словно газета с объявлениями, которую ветер швырнул в лицо протагонисту какой-нибудь комедии. Или как ксеноморф.

Атака сёгунов

Единица - стол улетает в молоко, а молния легко бодрит каждого врага, до которого дотянулась.
От двух до десяти - стол сбивает одного из шиманцев с ног, и в ту же секунду он попадает под разряд молнии! Электрические ветви дотягиваются до ближайших врагов, заставляя их выронить оружие и отпрянуть.
От одиннадцати до девятнадцати - молния, значительно усиленная туманом Исами, вырубает сразу нескольких противников.
Двадцатка - совместными действиями сёгунов из строя разом выведено более половины нападавших! Стол, туман и молния сработали как надо, в едином комбо, заставляя оставшихся в сознании и способных двигаться в броне шиманцев отступить.
[dice=9680-120]

Беда для сёгунов заключалась в том, что шиманцы были не единственной их проблемой. В краткий миг, когда грохот выстрелов поутих из-за сокращения рядов атакующих, можно было расслышать приближающийся звук, похожий на стук маленьких лёгких ножек. Судя по всему, этих ножек там было не меньше целой армии.
В следующую секунду в сад хлынула волна белых пластиковых манекенов. В прямом смысле волна - они бежали, спотыкались и падали, перелезали друг через друга, но продолжали неостановимо и довольно быстро приближаться. Большинство манекенов были с пустыми руками, но некоторые сжимали белыми пальцами заострённые куски арматуры, заточки, кухонные ножи и осколки стекла - всё, что могло резать и колоть.
И, словно вишенка на торте из неприятностей, шиманцы вдруг закричали все как один - и сёгунов накрыла мощная ментальная атака.

Бросок на сопротивление - Куухиме, Исами

Единица - вы вдруг ощущаете сильное психическое давление. Ваша голова раскалывается и мысли путаются, словно заполненные белым шумом, оставляя вас беззащитными.
От двух до пяти - ваш взгляд и мысли плывут, и вы не можете сконцентрироваться, из-за чего не способны эффективно использовать алмазы.
От шести до двенадцати - вас одолевают галлюцинации, ложные видения и чудовищное давление изнутри, словно мозг хочет вырваться из черепа на волю.
От тринадцати до девятнадцати - ваш мозг пронзает острая головная боль, а затем носом начинает идти кровь, но, к счастью, больше никаких затруднений вы не испытываете.
Двадцатка - по какой-то причине, скорее всего благодаря своей стальной воле к жизни, вы лишь слегка ощущаете, как кто-то вторгается в ваш разум, вызывая нарастающую мигрень, но не более того.
Куухиме:
[dice=9680-120]
Исами:
[dice=7744-120]

Бросок на сопротивление - Хитоми

Единица - чужая воля сокрушает все ментальные барьеры Хитоми, заставляя её потерять сознание и очнуться внутри собственной головы, где она видит таинственную чёрную фигуру.
От двух до восьми - ментальные барьеры сильно тормозят прорыв чужого сознания в голову Хитоми, но всё же неспособны защитить её от последствий - сильной головной боли.
От восьми до пятнадцати - ментальные барьеры помогают Хитоми достойно выдержать атаку, заработав лишь мигрень. Дtвушка чувствует, что может ухватиться за ментальный след, чтобы найти того, кто это вызвал.
От шестнадцати до девятнадцати - Хитоми безо всяких проблем отбивает атаку на свою голову, чувствуя ментальный след врага как ищейка кролика!
Двадцатка - отдача! Хитоми отражает атаку на свою голову так удачно, что шиманцы падают, как подкошенные, и перестают шевелиться, а округу потрясает ментальный крик боли, который позволяет жрице определить, где засел их основной противник.
[dice=27104-120]

[NIC]???[/NIC]
[STA]l-- -e p--y[/STA]
[AVA]http://s3.uploads.ru/pU1Rn.png[/AVA]

23

Больше десяти, как поняла по жестам Хитоми лазурноволосая. Это было хорошей новостью. С сотней человек Куухимэ не справилась бы без Присутствия, которое в данном случае почему-то не работало, но дюжина-две пусть даже вооруженных огнестрельным оружием не были особой помехой для Принцессы Пустоты. Заранее усиленное Метаморфозой тело позволяло одним ударом снести голову с плеч даже крепкому человеку, двигаться быстрее ветра и реагировать быстрее звука, а тонкие, но тем не менее прочные и острые ногти, которые стали миниатюрными когтями, позволили бы разделать броню так, будто она сделана из бумаги. Тэнсай нужен был лишь миг, чтобы добраться до врагов и устроить алый танец смерти. Но этого мига она не получила. Стол, конечно, немного отвлек внимение нападавших, но этого было явно недостаточно, чтобы ворваться и превратить их в кровавое месиво. Нужно было ждать подходящего момента. В конце концов, патроны у них тоже ведь не бесконечны? Пули продолжали выгрызать куски из колонны, за которой укрывалась сёгун. Укрытие не было чем-то непробиваемым, но за то время, что Тэнсай проводила за ним, её вполне могли обойти со стороны. Впрочем, в данном слечае время играло против сёгунов и надо было что-то предпринять. Взгляд лазурноволосой выискивал что-то, что можно было бы использовтаь против стрелков. Сейчас главная проблема заключалась в том, что их прижали. Значит, надо выбраться отсюда. Нужно нечто настолько прочное, что приняло бы на себя весь огонь противника.  Но что же могло быть тем самым "этим"?   
А если использовать колонну?
Не высовываясь, Куухимэ осмотрела свое укрытие. Сильно прочной оно не выглядело,но с другой стороны, это позволило бы хоть как-то тащить его, пусть даже и с трудом. Да, даже у Метаморфозы есть предел. Поэтому всю колону как щит использовать не удалось бы. Впрочем, вся и не требовалась. Нужен был лишь кусок чуть меньше Тэнсай в высоту. Решено - сделано. Куухимэ засунула веер за пояс и Аккуратно обхватила колонну руками, потянув её на себя. Сначала кусок мрамора не хотел поддавать, но через несколько попыток с громким звуком кусок камня отделился от столба и остался в руках повелительницы северного острова. Её импровизированный щит оказался довольно тяжелый даже для её усиленных мышц и поэтому Куухимэ приходилось передвигаться в сторону противника с перерывами, укрываясь за камнем. Во время одной из попыток разум обволокла какая-то пелена.
- Что... это такое?...
Пусть тело и слушалось нормально, но нормально передвигаться было невозможно. Взгляд расфокусировался, а голову словно пронзила раскаленная игла. Ситуация была скверная. Можно сказать, что катастрофическая. Топот множества ног, который заглушал даже звуки выстрелов. Тэнсай обернулась на новый источник звука. Множество... тварей бежали сюда. Сёгуны оказались между двух огней - с одной стороны, их прижимали шиманские военные, а с другой им грозила смерть от рук сотен монстров. Не будь этой головной боли, то даже Куухимэ пришлось бы постараться, чтобы справиться со всеми. В текущем состоянии она не могла этого сделать. Поэтому предпочла продолжить прорываться, где даже таком состоянии смогла бы сделать то, что хотела раньше. Была еще призрачная надежда на то, что лишившись опоры, часть фасада рухнет и выиграет время, но это было бы слишком чудесным спасением. А впереди предстояла суровая реальность с рукопашной борьбой с шиманскими стрелками...

24

- Verdammt! Тот кто ими управляет, делает это слишком грубо, столько боеприпасов сожгли без дела, не так я учил своих парней. Аррргрх! - выдал в пустоту адмирал, и чуть поправил форму барьера. Действия его подчинённых "вставших на сторону зла" выбивались из всез доктрин Шимане, даже времён, когда огнестрел ещё был в общем доступе, стрельба на подавление была лишь крайней мерой, если противник имеет кратное численное превосходство, в остальных случаях одиночными или короткими очередями, ведь боеприпасов у Шимане был дефицит, из рассчёта на единицу оружия, особенно ближе к подписанию соглашения.
"Куухиме, зачем ты так уродуешь своё тельце? Хотя чёрт его знает как оно выглядело до всего этого безобразия" - про себя усмехнулся мужчина, глядя, как буйствует принцесса пустоты.
- Scheise! - воскликнул Канаме, видя волну "дроидов" как он про себя их назвал. часть тумана дёрнулась на манекены, на лету превращаясь в разложение воды, в кислород и водород, правда в стелящейся а не летучей форме, следом образовался небольшой колёсный пропеллер, именно пропеллер на колёсах, который начал активно крутиться, шинкуя манекены. Вот только поджечь водород Исами не смог, точнее не успел, волна настигла его, и мир покачнулся, а пропеллер начал крениться, задевая пол, и высекая искры, которые вполне доставали до водородного облака. Фейерверк обещал быть сильным.
- Арргх. - тряся головой, адмирал рыкнул на жрицу, чтобы жрица укрылась за всё ещё держащейся бронеплиткой, а сам начал зигзагообразный разгон, выставив перед собой клинок, но так, чтобы он покрывал максимальную площадь, и являлся плоским тараном. План был прост, добежать, не убившись об собственный вертилятор, и с диким рёвом вломиться в манекены, что не попали под водородное облако, и начать кромсать, благо полутораметровый дрын, по недоразумению названный эстоком, вполне позволял расчищать вокруг себя пространство не позволяя дотянуться. в теории.

25

Противостояние с бойцами Симанэ перешло в некий аналог окопной войны, так как обе стороны засели за относительно надежными укрытиями. Разве что Тэнсай-сан, еще больше изменив свое тело, стала продвигаться в сторону стрелков, прикрываясь оторванной колонной. Хитоми отметила про себя недюжинную силу Принцессы Пустоты, которую, по всей видимости, ей давали эти самые изменения в теле, но зацикливаться на этом времени не было, а потому девушка приготовилась вытаскивать противников телекинезом из укрытий, чтобы северной владычице проще было до них добраться. Но этому ее плану было не суждено претвориться в жизнь.
В сад ворвалось «нечто», представлявшее из себя каких-то манекенов, который не сбавляя темпа стали приближаться. Так как это были безмозглые вещи, то она и не почувствовала их присутствия, когда сообщала Тэнсай-сан количество противников. Сейчас эти странные создания неслись в сторону их с Адмиралом и мико укрытия, так что манекены автоматически перешли в разряд приоритетных целей. Но и они были лишь облачком в сгущающихся над головами высокопоставленных персон тучах.
Неожиданно ударила некая ментальная волна. Голова немного закружилась, но Жрица все же смогла защитить себя и своих девочек, хотя из-за необходимости прикрывать последних, сил ушло больше, и из одной ноздри у Хитоми потекла тоненькая струйка крови. Других негативных эффектов она не ощутила, но, что важнее, Дрица ощутила присутствие. Присутствие, которого она не ощущала до этого. Вне всяких сомнений – это был тот, кто повинен во всеобщем помешательстве, а так же в этой ментальной волне. Если бы она смогла отыскать виновного, то, возможно, удалось бы выкрутиться из этой передряги.
Тем временем на ней рявкнул Адмирал, что вызвало крайнюю озлобленность Фудзивары, так как какому-то, хоть и высокопоставленному, служаке-гайдзину такое обращение к ней было непозволительно ни при каких обстоятельствах. Тем более, что от стрелков она с девчонками и так была надежно скрыта за барьером. Впрочем, времени учить этого здоровяка манерам, сейчас не было, а потому девушка решила отложить это на потом, тем более у нее и так было достаточно вопросов к Ньерду. Потому она решила поддержать атаку мужчины на этих кукол. К искрам пропеллера она добавила поток синего огня, сорвавшийся с ее рук. К счастью эти создания и правда оказались обычными пластиковыми манекенами с алюминиевым каркасом, а потому великолепно горели и плавились под потоками огня, испускаемого Жрицей.
- Аясэ! – коротко крикнула Хитоми, остальную часть приказа отправив мысленно.
- Да, госпожа! – отозвалась мико, после чего  стала давить наступающего противника потоком ветра. Так как манекены были довольно легкими, то это серьезно замедляло скорость продвижения передних рядов, а заодно придало ускорение Адмиралу. К тому же, из-за торможения передних, задние манекены натыкались на своих «товарищей», вызывая еще большую кучу малу. Более того, из-за высокой температуры и мощности синего пламени, ветер не сбивал огонь, а лишь ускорял его распространение по этому месиву, подобно верховому лесному пожару.
Сама же Хитоми, продолжая поливать противника пламенем, телепатическую силу направила на попытки установить источник метального удара, чтобы найти этого неизвестного врага.

26

На счастье Куухиме, шиманцы не атаковали её и даже не двигались – лишь стояли и сидели на коленях, и истошно вопили в один голос, пока кто-нибудь не прерывался, чтобы набрать в лёгкие ещё воздуха для нового крика. Оружие валялось около своих хозяев, но им, похоже, было на него плевать, и они самозабвенно отдалась воплям, вызывая новые и новые волны психического напряжения. Каждый шаг Принцессы Пустоты давался ей с большим трудом, и ментальная сила накатывала на неё снова и снова, усиливаясь с каждым пройденным метром.

Бросок на превозмогание - Куухиме

Единица – не в силах справиться с ужасным напряжением, Куухиме падает на колени и чувствует, как в её голову вонзаются сотни игл с приказом напасть на своих союзников.
От двух до шести – перенапряжение практически лишает девушку сил, и она ползком добирается до кричащих шиманцев.
От семи до десяти – несмотря на давление, Куухиме, одолеваемся жуткой головной болью, продолжает идти и добирается до нападавших.
От одиннадцати до четырнадцати – поймав волну психической атаки, Куухиме на подсознательном уровне адаптируется к ней и теперь может противостоять ментальному давлению.
От четырнадцати до девятнадцати - трое шиманцев, не выдержав проводимую через них силу, начинают визжать, после чего у них лопаются глаза, и бедняги бездыханными падают на землю, ослабляя давление.
Двадцатка – badass princess Куухиме внезапно ощущает прилив сил, позволяющей ей самым крутым образом ворваться в ряды шиманцев и грубо заткнуть им всем рот!
[dice=30976-120] 

Манекены же бежали вперёд, ничуть не опасаясь за собственную судьбу, разлетались в стороны от ударов пропеллера, разваливались на куски, но продолжали невозмутимо прибывать. Любой бы запаниковал, видя этот ужас, но только не сёгуны – мигом придумав находчивый план, они скомбинировали свои атаки, и взрыв расшвырял белые пластиковые тела в стороны. Синий огонь жрицы, раздуваемый её мико, сжигал и плавил нападающих, сильно задерживая их продвижение вперёд, а когда Исами бросился на них со своим мечом, то искусственная армия стала нести стремительные потери.
Однако, манекенов были сотни. Исами уже топтался в луже расплавленной пластмассы, но куклы, похоже, даже не собирались кончаться, проявляя завидное упорство даже после того, как их пластиковое тело было расплавлено – двигался даже их повреждённые металлические каркасы, пытаясь выцарапать своему противнику глаза. И в тот момент, когда казалось, что уничтожение манекенов уже поставлено на поток, в игру вмешался джокер.
Покрытая пластмассой, с горящими остатками волос, со страшными ожогами на лице, из горящей массы манекенов вдруг выскочила забытая всеми Ариса и размахнулась кистенем, метя прямо в своего начальника.

Бросок на ранение - Исами

Единица – страшный удар прямо в грудь Исами ломает ему несколько рёбер и отшвыривает прочь, прямо в толпу манекенов, которые принимаются избивать его стальными прутьями.
От двух до шести – удар в бок ломает несколько рёбер Исами, после чего Ариса вновь размахивается, заставляя адмирала отступить.
От семи до двенадцати – удар в грудь вышибает воздух из лёгких Исами, но он достойно выдерживает удар, отделавшись тупой болью по всему телу и жутким ушибом, но тут же следующий удар в плечо рвёт рукав и смещает сустав.
От тринадцати до шестнадцати – удар кистеня приходится по плечу мужчины, выбивая его из сустава и заставляя выронить оружие.
От семнадцати до девятнадцати – Исами благодарит судьбу за то, что ужасающее оружие просвистело в сантиметре от его уха, и остаётся невредимым.
Двадцатка – Исами вовремя замечает чёртика из табакерки и умудряется контратаковать, лишая девушку оружия.
[dice=9680-120]

Жрица же, используя свою телепатию, видит тонкую синеватую паутину, которая тянется к сёгунам, но не может их достать. Следуя вдоль неё, она видит, как сеть растёт прямо из голов шиманцев, в затылок каждого из которых воткнута ментальная игла со своими нитями, которые тянутся куда-то в город, в заброшеное здание неподалёку, оканчиваясь узелками на пальцах тёмной фигуры, искажённой ментальным восприятием. Таинственный незнакомец дёргается, чувствуя, как Фудзивара смотрит на него, и взмахивает рукой, начиная ментальный поединок.

Битва разумов - Фудзивара

Единица – использовав все свои скрытые силы, незнакомец перегружает мозг девушки и выжигает из её воспоминаний своё точное местоположение, установленное секунду назад.
От двух до девяти – поединок заставляет Хитоми полностью сосредоточиться на своём противнике, и теперь ведётся всерьёз и на равных.
От десяти до семнадцати – медленно срывая щиты со своего противника, Хитоми заставляет его ослабить контроль над шиманцами и давление на остальных сёгунов.
Восемнадцать-девятнадцать – полностью сосредоточенный на поединке, противник вынужден оборвать контроль над Арисой, которая собирается наброситься на адмирала второй раз.
Двадцатка – мощная атака застаёт незнакомца врасплох, обрывая все его нити контроля, и Хитоми вторгается прямо в его голову, получая полную информацию о том, кто этот человек и что происходит.
[dice=32912-120]

[NIC]Yurei[/NIC]
[STA]l-t me p-ay[/STA]
[AVA]http://s3.uploads.ru/pU1Rn.png[/AVA]

27

Иногда жизнь преподносит различные сюрпризы. Вначале ты спокойно пьешь сакэ, готовясь написать новую страницу в истории своей страны, затем тебя пытаются убить за это, причем почти успешно даже. И когда кажется, что всё кончено, неожиданно события принимают новый оборот. Еще несколько мгновений назад голова раскалывалась от нестерпимой головной боли, пули словно пчелы-убийцы искали свою жертву, а сотни уродливых созданий неумолимо приближались. И в попытках выбраться Тэнсай решила использовать всё, что есть вокруг. Но оказалось, что этого не требуется. По каким-то причинам противники Принцессы Пустоты прекратили огонь, не не изъявили желание сдаваться. Некоторые из них пали на колени, хотя лазурноволосая не применяла сейчас Присутствие. Но это было не важно. Пустота. Мешанина из мыслей сменилась полной пустотой в голове. То самое чувство, когда повелительница северного острова использует Муген но Куу но Кю. Разум, не сознающий себя, — это разум, не испытывающий никакого беспокойства. Это первозданный разум, а не разум, заблуждающийся и встречающий массу препятствий. Он всегда текуч, никогда не останавливается, никогда не твердеет. Поскольку ему чуждо всякое разграничение и поскольку ему нет необходимости отдавать чему-либо предпочтение, он заполняет все тело, охватывая каждую часть его и нигде не останавливаясь. Он никогда не может стать подобием камня или куска дерева. Он чувствует, он движется, он никогда не отдыхает. Если он где-либо останавливается на огдых, то это не "разум, которого нет". Таков был разум в данный момент у Принцессы Пустоты. Состояние, которое иногда называют "просветлением". Впрочем, сомнительно обретение состояние у той, которая предпочитает сибаритский образ жизни. Ведь привязанность к миру сему сковывает нас. Тэнсай направила свой взор на противников. Трое из них уже лежали на земле, не подавая никаких признаков жизни. Но оставалась еще дюжина. И Куухимэ не испытывала к ним ни жалости, ни сочувствия. Они. Убили. Её. Людей. Такое прощать нельзя было. Лазурноволосая рывком метнулась в середину "строя" врагов, полосуя заостренными ногтями тонкие места брони. Кровавый танец, которому не хватало лишь звучания шямисэна. Минорная нота и вот бездыханный шиманский боец с раздертым горлом падает на пол. Еще один аккорд и лазурноволосая танцующим движением сносит две головы ударом рук с разворота. Следующий аккорд и еще больше крови льется из очередного бедолаги, волею судьбы противостоявшему сёгуну Хоккайдо. Еще две ноты знаменуют гибель еще двоих воинов. Печальное стаккато гибели. Лишь одного врага пощадила Куухимэ, вместо убийства швырнув его об стену. Затем Тэнсай посмотрела в сторону толпы монстров. Как и ожидалось, тех было слишком много, чтобы с ними можно было бороться. Но адмирал, видимо, этого не понимал или же из-за действия неведомой силы не смог понять. Поэтому Принцесса Пустоты взяла то, что держала в руках лишь на выставках - огнестрельное оружие. То, чем воспользовались нападавшие, дабы победить сёгунов. Теперь же оружие врагов послужит против них.  Несмотря на отсутствие опыта обращения с данным орудием убийства себе подобных, лазурноволосая представляла себе, как всё должно работать. Поэтому она взяла два автомата в каждую руку, благо сила мышц позволяла игнорировать отдачу, а острый глаз помогал прицеливаться. Поймав в прицел вражеских манекенов, Куухимэ нажала на спусковой крючок, стараясь очистить пространство Канами от врагов...
[AVA]http://i.imgur.com/i9D9pND.png[/AVA]

Отредактировано Tensai Kuuhime (2016-02-12 19:03:20)

28

Вот ты браво, по ландскнехтски рубишь в ошмётки всякий ширпотреб пытающийся переть на тебя, а вот твой солдат взял и чуть не убил. Чудом было уже то, что Исами попросту не убило, цеп-шестопёр был рассчитан именно на то, чтобыубивать человека одним удаом, будь он в доспехах или без, огромный вес помноженный на центробежную силу и возведённый в степень "перьев", которые с лёгкостью проламывают даже металл, при правильном размахе. Видимо, остатки рефлексов сработали, и Исами выставил клинок для блокировки и, ему повезло, что удар навершия шестопёра пришёлся именно на клинок, иначе бы тут был безоговорочный минус сёгун. Первое что выхватил разум адмирала, это то, что он летит, а рядом раздаётся хруст пластика. Следом пришла боль. даже не так. БОЛЬ. Разум хотел просто выскочить из головы и отстраниться от накатившего. Но даже закричать не получалось, лишь кашлять кровью, не исключено, что было смято к чертям одно лёгкое. проплевавшись кровью, Исами понял, что летел он недалеко, с полметра, по сути просто упал на манекены, подмяв под себя нескольких. Перед глазами плыли всполохи, видимость почти нулевая, но он всё ещё чувствовал свою силу. Не так, как положено, но она всё ещё была при нём. Кровь адмирала давно уже стала подчиняться силе алмаза, что засел у сердца, пропиталась его силой, и это помогло ему  просто не загнуться на месте. В кровь поступила просто слоновья доза адреналина, разум слегка прояснился, и он увидел Арису, бедная девочка была под чьим-то контролем, и успела где-то потерять шлем и бронемаску, видимо, когда ударилась при полёте. Её оружие было рассчитано на среднюю и большую дистанции, но вот на малой оно бесполезно, цепь не позволит пользоваться по полной. Собрав всю свою гордость и силы, адмирал выпрямил изломанный ударом клинок, и расчистив себе путь к Арисе простоломанулся напролом, пытаясь столкнуться и повалить. Шансов, правда, было немного, из-за доспеха вес Канаме был заметно меньше, но на его стороне был рост и неожиданность. Скопив во рту кровавой слюны, адмирал просто преобразовал её в усыпляющий газ, и при столкновении выдохнул в лицо берсерку. Обычно это не прокатило бы, маски-противогазы и шлемы защищают, но сейчас на ней не было защиты.


Вы здесь » DIAMOND IS UNBREAKABLE » ADVENTURE TIME » 14/04/2021 | Bonfire Night


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC